21:19 09.06.2014
Іван Гонта опубликовал запись

Путешествие на Кубу. Май, 2012.

Друзья, настала пора рассказать, почему в мае я практически не появлялся в своем ЖЖ. На то есть объективные причины. Все дело в том, что я совсем недавно вернулся из своего очередного путешествия. На этот раз я забрался далеко на Запад, в Новый Свет. А именно на Кубу.

Вообще мы с сестрой давно наметили этот вояж, и подготовку начали задолго до поездки. Если уж ехать в такую, относительно неблизкую страну, то хочется использовать время с толком.

В нашем запасе было две недели. Первые пять дней мы решили уделить Гаване, а остальное время использовать для путешествия по стране. Кое-что из задуманного получилось, а во что-то местная реальность внесла свои коррективы.


Забегая вперед, скажу, что Куба оказалась во многом не такой, как я ее представлял в своем воображении, хотя и было прочитано множество различных отчетов и изучен довольно большой объем информации. Все равно, как показала практика, у меня в голове сохранялись некоторые стереотипы, не имевшие место быть в действительности. Но может благодаря последнему факту, и было особенно интересно познавать эту, вне всякого сомнения, замечательную страну.

И также интересно было посмотреть страну именно сейчас, когда еще жив легендарный Фидель, ведь никто не может сказать точно, какой будет страна после ухода братьев Кастро, глобализация не дремлет и изменения неизбежны. Плохо ли это, хорошо ли — это уже другой вопрос.






На острове Свободы мы провели две недели. Первые пять дней мы учились в университете Гаваны на курсах испанского языка, а оставшееся время посвящали прогулкам по городу. Надо сказать, что Гавана нам сразу полюбилась, и мы с удовольствием бы провели в ней куда больше времени. Но Куба это не только Гавана и надо было двигаться дальше.



Следующим пунктом нашего маршрута был славный курортный городок Варадеро, тихий, опрятный, красивый и немного скучный. Впрочем, лишь немного. Варадеро это Мекка пляжного туризма со всеми непременными атрибутами оного. Отелями работающими по принципу "все включено", дорогими ресторанами, подстриженными парками и широкими пляжами с лазурным морем, лежаками и пальмами.






В Варадеро мы остановились на три ночи, чтобы немного отдохнуть перед дальнейшим путешествием и, заодно, посмотреть, как отдыхают обычные курортники. Ведь всем известен тот факт, что многие преодолевают тысячи километров лишь для того, чтобы попасть в этот небольшой городок, протоптать тропинку от ресторана отеля до пляжа и затем улететь домой. Для них Варадеро и есть Куба, что, конечно же, далеко не так. Страна очень разнообразна, и судить о ней, посмотрев только резервацию для туристов, не представляется возможным.






Тем не менее, и в Варадеро есть на что посмотреть, если подойти к делу с толком. Кстати, интересный факт, только в Варадеро мы видели русских туристов, их там великое множество. Другая Куба, по всей видимости, не так интересна для наших соотечественников.



В Варадеро мы арендовали автомобиль, и начался следующий этап нашего путешествия. И с этого момента, практически до последней точки маршрута, нас сопровождали ливневые дожди. Такой вот сюрприз нам приготовила кубинская природа. Ливень шел не переставая, дороги кое-где размыло, видимость то и дело резко падала, из машины не выйти, куртки не помогали. Уже через пару минут нахождения под дождем они промокали насквозь...

Дело усугублялось тем, что дороги на Кубе довольно запутанны, а наш маршрут, то и дело, уходил далеко в сторону от национальной автомагистрали. Мы то и дело плутали в каких-то Богом забытых деревнях и маленьких городках, пытаясь разузнать правильную дорогу у местных жителей на ломаном испанском.



На преодоление первого отрезка маршрута у нас ушло неоправданно много времени, порой даже казалось, что нам придется заночевать в машине. Но в итоге мы смогли найти правильный путь и в итоге оказались в необыкновенно красивом месте, пожалуй, самом атмосферным и чарующем из тех, что я видел на Кубе.

У нас был забронирован отель Villa Guama, находящийся на маленьких островках в восточной части лагуны дель Тесоро, входящей в состав биосферного заповедника Parque Nacional Ciénaga de Zapata. Край необыкновенно красивой природы и место, где по-настоящему можно расслабиться и отдохнуть, вдали от цивилизации и шума городов. И здесь я действительно пожалел, что мы приехали только на одну ночь. Очень надеюсь, что приеду туда еще раз, и уже на более длительное время.






На следующий день мы посетили крокодиловую ферму, заехали взглянуть на знаменитый залив Свиней (Bahía de Cochinos), относящийся к заливу Карибского моря и вскоре направились в сторону города Тринидад, где планировали остановится также на одну ночь.






Дорога не обошлась без приключений, нас по-прежнему преследовал дождь, да к тому же перед самым городом мы умудрились где-то пробить два задних колеса, что обеспечило нам незабываемый вечер, и, в довесок, потерю некоторой ощутимой суммы в денежных знаках...

Но славный город Тринидад подготовил нам и еще один сюрприз, правда я и сам не мало тому поспособствовал. Уж очень хотелось снять хотя бы несколько фотографий, ведь было бы обидно уехать ни с чем. Но ливень был другого мнения. В итоге сошлись на компромиссе, несколько фотографий я сделал, но мой фотоаппарат, несмотря на все предпринимаемые меры, промок и больше не включался. Потому все последующие фотографии мы уже делали на цифромыльницу моей сестры, благоразумно захваченную про запас.






После Тринидада был долгий переезд в Плайя Санта Лусию, с блужданиями по ночному городу. Очередной маленький отдых в отеле "олл инклюзив" местного значения. В этом небольшом курортном городке русские уже нам не встречались, видимо далековато.






И затем мы выехали в направлении Сантьяго-де-Куба, самой восточной точки нашего маршрута, и древней столицы острова. Дожди закончились, но дороги нас встретили неимоверным количеством ям и рытвин, чтобы жизнь мёдом не показалась.



В Сантьяго мы приехали в ночь и пробыли два дня. Город нас поразил своим бешеным ритмом, хаотичным движением, и каким-то общим сумасшествием. Но при всем том он показался достаточно интересным и самобытным. Единственное, что произвело на нас впечатление близкое к негативному, так это местное население. Но об этом потом.






В общей сложности мы намотали 1200 километров по кубинским дорогам и пересекли почти всю страну с запада на восток. Обратно из Сантьяго-де-Куба, мы уже возвращались местным авиарейсом, у нас еще оставалось два дня на ставшую уже почти родной Гавану, покупку сувениров и посещение еще пары-тройки интересных местечек в городе.



Как итог можно сказать, что поездка удалась. Хотя и не без некоторых накладок. Учитывая небольшой запас времени, всего в две недели, мы успели достаточно много. Куба перестала быть далекой заморской страной и приобрела вполне реальные очертания. И сейчас можно без лишней спешки заняться разбором фотографий и написанием отчетов о самом интересном из того, что нами было увидено. А на Кубу мы обязательно вернемся еще.ren_ar
...   

Читать далее...

 
21:10 09.06.2014
Іван Гонта опубликовал запись

Путешествие на Кубу: Вилла Гуама (2012)

Автомобильные дворники порой не справлялись с потоками дождя, но мы продолжали наше движение на юг. За окном проплывали кубинские пейзажи, какие-то домики, велосипедисты, то и дело мимо проезжали бьюики и кадиллаки, близость от Гаваны, конечно, сказывалась. Порой казалось, что мы необъяснимым образом перенеслись в прошлое. И только наше собственное авто, своими современными формами выбивалось из общего контекста.

Погода резко начала портиться еще в середине дня. Мы как раз заканчивали исследовать экологический заказник на востоке Варадеро, когда небо затянулось темными тучами. Первые капельки казались вполне безобидными, но дождь усиливался с каждой минутой. Мы едва успели укрыться в машине, затем подбросили до отеля нашу случайную попутчицу Анну, русскую девушку из Канады, и вскоре уже покинули территорию города. Так началось наше недельное путешествие по дорогам Кубы, впереди более тысячи километров и множество интересных мест. Первой точкой нашего маршрута значилась Вилла Гуама, поистине одно из самых очаровательных мест на острове, практически в центре национального парка Сапата. И менее 150 километров отделяло нас от его границ. Но эти 150 километров оказались очень долгими. Наши приключения начинались...




Баснословной удачей оказалось то, что мы сумели купить в небольшом магазинчике при нашем отеле атлас автодорог, ибо в офисе компании, где мы брали в аренду автомобиль, не оказалось даже простейшей карты. Куда вам надо? В Гуаму? Все просто, выезжаете в направлении Карденаса, затем проезжаете Колисео и дальше на юг, пересекаете аутописту, главную автомобильную артерию Кубы, а там уже до национального парка рукой подать. Ну-ну... Даже имея в руках подробный атлас мы намотали немало лишних километров пытаясь выбраться из бесконечных лабиринтов проселочных и городских дорог.



На первую часть маршрута я закладывал максимум три часа, но вот уже и сумерки близко, а мы с трудом можем установить собственное местоположение. За окном дождь, какие-либо указатели практически отсутствуют, а те которые есть часто лишь вводят в заблуждение. Приходится руководствоваться лишь собственной интуицией, да пытаться расспрашивать местных жителей, которых на улицах не так и много, кому охота промокнуть до нитки ни за что ни про что. И главная проблема, что нет какой-либо магистрали ведущей в нужном нам направлении. Приходится то и дело выезжать на второстепенные дороги, которые, на Кубе, имеют дурную привычку разветвляться в геометрической прогрессии на еще более мелкие. Сходу разобраться во всем этом хаосе оказалось не так просто.



В конце концов глубоким вечером мы оказались на пустынной дороге, выбранной нами практически наугад, более того, мы уже сомневались даже в том в каком направлении движемся, на юг, или обратно на север. И, как на зло, ни одного человека, у которого можно было бы уточнить этот вопрос на пути не попадалось. И по сему мы уже морально приготовились к тому, что вместо отеля в национальном парке нас ожидает ночевка в машине.

Но мы продолжали движение, пейзажи менялись, по обочинам дорог стало появляться больше зелени, и, в конце концов, мы увидели справа большой билборд с надписью "Ciénaga de Zapata". Ура! Теперь дело за малым, здесь мы уже не запутаемся. Проезжаем пустой КПП, чуть увеличиваем скорость, благо дорожное покрытие позволяет, и вот через каких-то полчаса мы в небольшом местечке Гуама. Здесь мы должны будем оставить нашу машину, продолжив дальнейшее путешествие на моторной лодке.



Деревянные туристические домики, где днем продаются всяческие сувениры. Закрытое кафе, небольшое количество припаркованных на стоянке машин. Там же мы поставили и нашего боевого коня. Вышли к причалу, где нашли одинокую женщину, которой показали бронь нашего отеля. Пожилая кубинка попросила нас подождать минут пятнадцать и удалилась, пообещав, что организует нам катер.

Мы же пока немного освоились на месте, а также хорошенько опрыскались противокомариным репеллентом, благоразумно приобретенным еще в Калининграде. Ведь не стоит забывать, что национальный парк Сапата больше чем на половину состоит из болот и мангровых зарослей, и, как следствие, здесь просто рай для всяческих летающих букашек. Но репеллент у нас оказался что надо, никакого дискомфорта кровососущие летуны нам доставить не смогли. Более того, мы практически забыли об их существовании.

Вскоре за нами приплыл катер, мы загрузили наши баулы и спустя какое то время уже мчались в сумерках по водному каналу. Кому-то этот факт не покажется чем-то необычным. Но нас просто переполняли эмоции, для нас это было необычно, мы чувствовали себя персонажами фильма. Ну да, есть множество людей, которые постоянно участвуют в различных экспедициях, сегодня они исследуют вулкан Кракатау, завтра они совершают переход в горах Тянь-Шаня, послезавтра в джунглях Амазонии... Но даже для них что-то и когда-то было впервые.



Немаловажен и тот факт, что оказались мы в этих местах полностью самостоятельно, перелет в Гавану, обучение на курсах испанского в университете, знакомство с множеством интересных людей из различных стран, затем несколько разгрузочных дней в Варадеро, аренда автомобиля, долгий переезд под кубинским дождем и вот мы несемся на моторной лодке где-то на краю земли, среди девственной природы национального парка Сапата, и ощущение этого, на самом деле, просто непередаваемое.

Неширокий канал вывел нас в довольно широкое озеро, на противоположной стороне которого, на маленьких островках расположился отельный комплекс Гуама. Где-то на дне озера покоится богатый клад, оставленный индейцами столетия назад, собрат тех самых кладов, которые имеет любое мало-мальски симпатичное озеро, при условии его посещения туристами. На самом деле, если и есть на дне какой клад, то боюсь, что это различные черепки да наконечники стрел. Ведь индейцы, как коренные хозяева Кубы, действительно когда-то населяли эти места.



Когда мы подплыли к причалу отеля было уже темно. На рецепции нас встретила кубинская женщина, у которой мы получили ключи от нашего номера. Очень вовремя мы упомянули о том, что мы брат и сестра, а вовсе не влюбленная пара. Ибо практически в каждом отеле на Кубе нам пытались по умолчанию предложить номер с одной кроватью. Также было и на этот раз, но мы сумели быстро урегулировать этот вопрос. Но, справедливости ради, на мой взгляд Гуама, более чем прекрасно подходит именно для романтического путешествия.

Там же, на рецепции, мы познакомились с Хесусом, немолодым харизматичным мужчиной с низким хрипловатым голосом. Хесус, по всей видимости, потомок испанцев, когда-то колонизировавших остров. Одет он был в красную фирменную рубашку, очки, которые придавали ему некоторую интеллигентность. На груди серебряный католический крестик.

Он же и отвез нас к нашему домику. К нему мы также плыли на лодке, но на этот раз не моторной, а вполне себе деревянной. Мерно скрипели уключины, проплывали мимо пальмы, растворяющиеся в темноте, в воде вокруг то и дело слышались тихие всплески, ненавязчиво рождая мысли о крокодилах. В общем, было в высшей степени уютно и умиротворенно.



На английском Хесус не говорил, но нам удавалось вполне конструктивно общаться с ним на испанском, нашего базового уровня оказалось достаточно. Удалось договориться и о небольшой экскурсии на раннее утро. Хесус должен был заехать за нами на лодке, часов в шесть, и затем мы должны были оправится обозревать окрестности и наблюдать за птицами, которых в национальном парке едва ли не больше чем комаров и лягушек.

Кстати, о последних. Когда мы поднялись по деревянной лесенке и открыли дверь в наш домик, то одна милая лягушка тут же впрыгнула внутрь, рассчитывая, по всей видимости, разделить с нами эту ночь. Но ее ожидания не оправдались, запечатлев зверушку на фотоаппарат я вернул ее в привычную среду обитания.



Итак, в нашем распоряжении оказался целый домик, расположившийся возле берега на забитых в воду сваях. Шестигранной формы, из дерева, с крышей покрытой сухим пальмовыми листьями, он напоминал действительно аутентичные жилища индейцев, хотя внутри и обладал некоторыми элементами присущими современному времени. К сожалению ночью фотографировать было проблематично, поэтому покажу некоторые фотографии снятые днем.



Жить в таком домике — это просто настоящее воплощение моей детской мечты. Помните такой давнишний советский фильм "Зверобой", снятый по одноименному роману Фенимора Купера. Вот у одного героев и был подобный домик, построенный на сваях близ берега озера. И после просмотра фильма этот домик на долгие годы запал мне в душу. И вот сейчас на далекой Кубе мои детские грезы воплотились в реальность.

Вспоминаются строчки и непосредственно из романа: "Замок Водяной Крысы — так этот дом был прозван каким-то остряком-офицером — стоял посреди озера на расстоянии четверти мили от ближайшего берега. Во все другие стороны вода простиралась гораздо дальше; до северного конца озера было мили две, и целая миля, если не больше, отделяла дом от восточного берега. Нигде нельзя было заметить никаких признаков острова. Дом стоял на сваях, под ним плескалась вода. Между тем Зверобой уже успел заметить, что озеро отличается изрядной глубиной, и попросил объяснить ему это странное обстоятельство. Непоседа разъяснил загадку, сказав, что в этом месте тянется длинная узкая отмель на протяжении нескольких сот ярдов к северу и к югу и всего в шести или восьми футах от поверхности воды и что Хаттер вколотил сваи в эту отмель и поставил на них свой дом ради пущей безопасности..."









Наш уютный домик обладал небольшим коридорчиком и двумя комнатами, в одной стоял небольшой диван, довольно старенький, столик, тумбочка, и на ней, еще более старый небольшой телевизор. Во второй комнате была спальня, там нас ожидали две кровати, телефон и кондиционер. На окнах жалюзи и москитные сетки. Также имелась отдельная и вполне себе современная ванная комната, с душем и горячей водой. Таким образом, мы стали обладателями практически настоящего дворца, учитывая наши крайне скромные запросы.



Оставив в доме наши чемоданы, мы отправились в местный ресторан, где немножко перекусили, так как за время дневного переезда успели несколько проголодаться. Кроме всего прочего я заказал себе коктейль "Куба либре", напиток почти божественный, принимая во внимания качество местного кубинского рома.



Затем, по запутанным деревянным дорожкам мы вернулись к себе, и вскоре уже сладко спали, убаюканные окружающей тишиной.

Ранним утром я проснулся от телефонного звонка. Протер глаза и снял трубку. На той стороне провода был Хесус. Ну как, поинтересовался он, готовы ли мы для экскурсии. И получив утвердительный ответ, заверил нас, что будет минут через пятнадцать ждать нас в лодке возле входа в домик.






И вот мы снова плывем на лодочке, управляемой уже знакомым нам Хесусом. С каждой минутой мы все дальше от деревни, нос лодки подобно ледоколу то и дело врезается в зеленые заросли кувшинок, ничуть не замедляя хода. Вёсла мерно поднимаются и опускаются, в опытных руках нашего проводника. Пока еще достаточно темно, но мы уже несколько раз успели заметить пару другую местных птиц, которых мы увидим еще немало. Но, в этой поездке у меня был лишь широкоугольный объектив, отчего пытаться что-нибудь сфотографировать было пустой затеей. Увы.

— Хесус, а как насчет крокодилов? Водятся?
— О, кокодрильёс? Нет, крокодилов здесь нет. — улыбается Хесус.

Ну что ж, значит можно не опасаться, что какое-нибудь милое чудовище вдруг выпрыгнет из воды и отгрызет руку. Пожалуй, так даже лучше.



Окружающая действительность напоминала еще один роман, которым я когда-то зачитывался. Герои Майн Рида в книге "Водой по лесу" волею судьбы оказались в дебрях затопленного леса, перемещаясь от одного дерева к другому и чудом избегая гибели в зубах кровожадного крокодила. В национальном парке Сапата, как нигде начинаешь понимать, какие природные места могли вдохновить автора на такую книгу.

Хотя вот интересно, а почему бы симпатичным зеленым существам и не плавать в водах лагуны. Всего в нескольких километрах от Гуамы есть фермы, где крокодилов выращивают, и они живут себе в условиях практически не отличающихся. К тому же известные факты говорят о том, что кубинский крокодил является эндемиком болот Сапаты, хотя вид и находится на грани исчезновения. Тем не менее несколько тысяч особей живут в природе.






Но, раз Хесус сказал, что крокодилов в лагуне нет, значит нет... Уже позже, моей сестре пришла замечательная мысль. Мол, Лёш, а что ты хочешь, чтобы Хесус напрямую сказал туристам, да, знаете, плавают тут время от времени... И много, после такого откровения, оказалось бы желающих отправится в следующую экскурсию?

Впрочем, я не думаю, что Хесус лукавил. Что, конечно, не говорит о том, что крокодилов в национальном парке нет. Просто, я подозреваю, их основной ареал располагается несколько западней, в глухих болотах заповедника, и на юге, в мангровых зарослях, примыкающих к заливу Свиней.



В это время уже почти рассвело. Хесус показывает нам птиц, и что-то рассказывает нам на испанском. Понимаем мы не все, но согласно киваем, а иногда даже сами вставляем какую-нибудь фразу или задаем вопрос. Обстановка комфортная и дружественная. В конце концов мы даже получили приглашение в гости, но, увы, были вынуждены отказаться. В этот день нас ожидал поход небольшой зоопарк близ Гуамы, где мы хотели полюбоваться кубинскими крокодилами, и затем нас ожидал долгий переезд в Тринидад. Кроме того мы планировали заехать посмотреть знаменитый залив свиней, принадлежащий к бассейну Карибского моря.

В деревню мы вернулись к завтраку. Хесус подвез нас на лодке непосредственно к ресторану, где мы выбрали себе столик у окна, по-соседству с непоседливой галкой, которая случайно залетев внутрь помещения, вовсе не собиралась возвращаться на улицу, а занялась поиском хлебных крошек, также как и мы надеясь плотно позавтракать. Впрочем, наш завтрак был достаточно скромен, мы выпили по бокалу сока, сделали себе пару бутербродов с маслом, а также перекусили яичницей. Но все было достаточно вкусно, и, главное, мы были более чем довольны обстановкой. Ресторан также располагался в домике, выполненном в этническом стиле, на сваях, только был гораздо больше по площади, чем тот, в котором обитали мы. Деревянная мебель, много окон, света, и свежего воздуха.



После завтрака мы отправились на прогулку по самой деревне. Самое интересное, что мы с сестрой были практически единственными посетителями. Лишь несколько позже мы увидели, довольно далеко от нас, другую пару. Видимо мы приехали не в сезон, но это даже и лучше, все красоты вокруг оказались полностью в нашем единоличном распоряжении.

Рядом с рестораном мы обнаружили симпатичный бассейн, довольно удачно вписанный окружение. Рядом несколько лежаки, столики, все условия для размеренного отдыха. Мы, правда, не стали купаться, погода не очень располагала. И хоть нам несколько повезло, дождя пока не было, но и жарой не пахло. Впрочем, на нас были одеты легкие курточки, в которых было вполне комфортно.












Между многочисленными домиками были проложены деревянные дорожки, а между островками мостики на сваях. Все остальное пространство было занято зеленой травой, пальмами и многочисленными цветами, влажными от утренней росы.












На пальмах росли симпатичные желтые плоды неопределенной съедобности, а возле незанятых домиков можно было встретить больших белых птиц, немного напоминающих по виду наших аистов, а также черных бакланов.















Дышалось легко и свободно, природа радовала взор. Как жаль, что мы остановились здесь всего на сутки. Мне трудно представить для себя более вдохновенное место. И если я когда-нибудь соберусь серьезно заняться литературным творчеством, написать книгу или что-то в этом роде, то я уже знаю, куда мне ехать.






Где-то с час мы гуляли, а затем вернулись в наш домик досыпать. После чего умылись, собрались и отправились на рецепцию заказать катер. Который прибыл после недолгого ожидания. Хесус помог нам вытащить наши чемоданы, закрыл дверь, мы тепло попрощались и отплыли. Метров через двадцать я вспомнил, что забыл на тумбочке ключи от автомобиля. Представляю, как было бы весело, если бы отсутствие ключей обнаружилось лишь возле машины.

Пришлось вернуться, забрать ключи, снова попрощаться с Хесусом и тогда уж отплыть окончательно, наблюдая, как его фигура на горизонте становится меньше и меньше. Впереди нас ждали новые интересные впечатления. Путешествие продолжалось.
ren_ar

...   

Читать далее...

 
20:57 09.06.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ЛИТВА. Прогулки по Вильнюсу. Часть I: Острая Брама и костёл святой Терезы.

IMG_4506-1 rsn 900

В столицу Литовской Республики мы приехали ранним январским утром. Вильнюс встретил нас диким холодом и остатками старого снега по краям тротуаров. Но все равно я был рад оказаться в одном из самых любимых мною городов, к тому же на дворе продолжаются новогодние праздники, а где-то на площади должна стоять главная литовская ёлочка. Но чтобы добраться до нее нам пришлось немного прогуляться по старому городу. Впрочем, такая прогулка была нам только в радость. Старый город был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО еще в 1994 году, и достопримечательностей здесь, как вы сами понимаете, более чем хватает. Но дело даже не в отдельных памятниках архитектуры, а в общей атмосфере этого города...


Мы прошли несколько в сторону от вокзала и вышли на улицу Aušros Vartų, маленькую, но очень симпатичную. В свое время мне даже доводилось останавливаться в хостеле на этой улице. Она, как можно было бы догадаться из названия, при условии знания литовского языка, выходит прямиком к главным воротам старого города, более известным как Острая Брама. Литовцы называют ее Воротами Зари — Aušros Vartai.

Острая Брама не просто памятник архитектуры XVI века, это еще и знаковое место для паломничества, особенно для верующих Польши, Беларуси и самой Литвы. С обратной стороны ворот можно заметить встроенную часовенку, построенную когда-то монахами кармелитами, и затем неоднократно перестраивавшуюся. Сейчас она выполнена в стиле ренессанс. А внутри часовенки хранится главная святыня — икона Матери Божией Остробрамской, и эту икону вполне можно увидеть даже с улицы.



Икона закована в оклад, поэтому из исконного изображения написанного неизвестным итальянским художником XVI века можно увидеть только лицо и руки женщины на полотне. Икона почитается и католиками, и православными. Также она в своем роде уникальна. На полотне нет изображения младенца, что несколько нехарактерно для такого рода изображений. Высота иконы — 2 метра, написана темперой на дубовых досках. Считается, что икона — это подарок великому князю литовскому Ольгерду от греческого императора Иоанна Палеолога.

Что же касается самой Острой Брамы, то ворота построены были в 1503-1522 гг. в готическом стиле, но затем при перестройке приобрели некоторые черты ренессанса и классицизма. Первоначально ворота были одним из пяти, а потом девяти входов в старый город. Проходить под воротами принято с непокрытой головой, в знак почтения к иконе Матери Божией, что хранится в часовне. С внешней стены на воротах литовский герб — Погоня, в окружении летающих грифонов. А ниже, в нише, изображение Спасителя.



Если пройти по улице чуть дальше, за остробрамские ворота, то можно увидеть костел святой Терезы — большой храм, построенный, в виде базилики, монахами кармелитами еще в середине XVII века(1633-1650 года). Чуть ранее на этом же месте была деревянная церковь. Средства на строительство храма выделил вице-канцлер Великого Княжества Литовского — Стефан Пац. В этом костеле, впоследствии, нашел последний приют и сам подканцлер.

Что же касается кармелитов... Когда-то, в далеком XII веке, Святую Землю сотрясали крестовые походы. Среди прочих в Палестину пришли и монахи. Часть из них, возглавляемая Бертольдом Калабрийским, основала Орден братьев Пресвятой Девы Марии с горы Кармель. Ибо именно там они и обосновались, возле пещер где по преданию жил в ветхозаветные времена пророк Илия.



Пророк был известен своим аскетическим образом жизни и тем, что основной своей задачей видел борьбу с идолопоклонством. Так в Библии описывается эпизод, когда на горе Кармель между ним и пророками бога Ваала было устроено нечто вроде соревнования. Было построено два жертвенника, и на каждый возложено по тельцу. Но нельзя было разжигать огонь самостоятельно. Чтобы доказать истинность своей веры, пророки должны были молиться каждый своему Богу, и если жертва будет принята, огонь вспыхнет благодаря вмешательству свыше.



Долго молились пророки Ваала, а было их, не много не мало, четыреста пятьдесят человек. Прошло утро, наступил полдень... Все это время пророки совершали обряды и молились, а Илия лишь потешался над ними. Но огонь не вспыхнул... Тогда Илия собрал свой жертвенник, положил дрова, а на них тельца. Затем приказал вылить на жертвенник четыре ведра воды. И так трижды. А после всего призвал Господа. И вспыхнул огонь, и пожрало пламя и воду, и дрова, и тельца. Так была принята жертва пророка Илии.

Народ впечатленный произошедшим, и направляемый пророком, схватил всех жрецов Ваала. Пророки были отведены к реке Киссон (совр. Кишон, или Нахр-эль-Макатта), и там Илия собственноручно заколол их мечом. Все четыре с половиной сотни человек... Такая вот красивая история... И показательная.



Но вернемся к кармелитам, поселившимся на горе Кармель, что находится на северо-западе современного Израиля и практически входит в черту города Хайфы. Монахи, также как пророк Илия, отличались высокой степенью аскетизма, строгостью своих обетов и постов. Мяса они не ели и большей частью просто молчали.

Прошло некоторое время, и братия была вынуждена вернуться в Европу, где было основано множество обителей. Устав ордена становился все менее строгим, да и тот соблюдался все меньше и меньше. Внутри ордена созревали конфликты, что и привело, в конечном итоге, в XVI веке, к расколу. И появлению ответвления ордена — босых братьев Пресвятой Девы Марии, которые стремились жить по первоначальному уставу ордена. Именно босыми кармелитами и был построен костел святой Терезы в Вильнюсе.



И именно деятельность святой Терезы Авильской привела к появлению самих босых кармелитов. Когда-то шустрая девчушка, увлекающаяся рыцарскими романами, и сама пробующая себя в этом жанре, дочь знатных и богатых родителей, она отличалась и глубокой набожностью. Как-то даже пыталась убежать из дома, чтобы проповедовать веру Христову в мусульманских землях. Но была поймана.

Как бы там ни было, но она решила окончательно связать свою жизнь с Богом, и в возрасте 20 лет, не смотря на неодобрение отца, ушла в кармелитский монастырь, где приняла имя Тереза де Хесус. Проходили годы, и Тереза становилась все более известной и влиятельной, к ней все больше прислушивались. Она же, в то же время, все с большим неодобрением глядела на то как кризис охватывает орден кармелитов, как благочестие, каким она его видела, уходит. И, в конце концов, спустя много лет со времени своего ухода в жизнь церковную, она в 1562 году, с разрешения папы Пия IV, создает в городе Авиле (Испания) свой небольшой монастырь, названый в честь святого Иосифа. В монастыре всего 12 монахинь, но живут они по-другому уставу, написанному самой Терезой.



Вскоре появляются и другие обители, из которых и родился новый орден — босых кармелитов. Тереза же, кроме прочего, занимается литературным трудом. И описывает в книгах свой мистический опыт. Самая известная книга — "Внутренний замок" (1577 год), где внутренний мир человека предстает как своего рода лабиринт со многими закрытыми комнатами. И, чтобы попасть из одной комнаты в другую, нужен особый ключ, особая молитва. А в центре этого внутреннего замка комната, где находится Иисус Христос.

И книг святой монахиней было написано достаточно. Недаром, в 1970 году, папа Павел VI присвоил Терезе Авильской особо почитаемый у католиков титул — Учитель Церкви. Лишь 35 человек, за всю историю, удостоились такой чести. Впрочем, некоторые православные богословы ставят под сомнение значимость трудов святой Терезы. И не в литературном плане, а как раз в духовном. Уж очень своеобразен, скажем так, ее мистический опыт, что вызывает ряд вопросов... Но это уже совсем другая история...



При строительстве костела были использованы дорогостоящие материалы, гранит, разноцветный мрамор и песчаник, привезенный из Швеции. Фасад здания, в архитектурном плане, представляет собой раннее барокко. Здание трехнефное, при этом центральный неф значительно выше и шире других. Богатый интерьер костела, который мы можем видеть сейчас, создавался уже в XVIII веке. В войну 1812 года храм был занят французскими солдатами и варварски разграблен, пострадал и интерьер. И после войны его реставрировали. В эти же годы (1829 г.) была построена галерея в классическом стиле, которая соединила костел и остробрамскую часовню. Мы, кстати говоря, в галерею заходили, и даже некоторое время поприсутствовали на службе, что проходила в часовне.

Вильнюс (или Вильна, как город называли в то время) отошел России после третьего раздела Речи Посполитой, в 1795 году. Что сказалось и на судьбе костела, или вернее даже — кармелитского монастыря при нем, который в 1844 году отдали православной церкви. К этому времени российские власти разрушили городские стены старого города, и сохранился лишь маленький участок, как раз возле костела, и одни единственные ворота — остробрамские.

Православная церковь очень хотела прибрать к рукам и костел, особенно горячие попытки предпринимались после 1863 года, на волне поражения "польского" восстания, организованного на территории Литвы и Беларуси Константином Калиновским (довольно спорным персонажем, надо заметить). Но, по неведомым причинам, костёл православным так и не отдали. А в 1912 году, когда прошла волна основная насильной русификации всего и вся, в нем даже разрешили вести службы на литовском языке.

Реставрационные работы в костеле проходили в 1927-1929 годах, под руководством польского архитектора Юлиуша Клоса, и в 1971-1976, под руководством литовского архитектора Видмантаса Виткаускаса. Проводились работы по восстановлению фасада и внутреннего интерьера. Стиль, в котором выполнен последний, сейчас характеризуют как позднее барокко, или даже рококо.



Когда мы вошли в храм мы оказались в полутьме, людей практически нет, тишина. Белые стены с гипсовой лепниной и украшениями, позолоченные колонны, розовый цвет на потолочных сводах и тусклый желтоватый свет, падающий с хрустальных люстр. Но во всем этом какое-то особое величие, одухотворенность. Рождаемая, может быть, не столь постулатами и догматами католической веры, или имеющимися церковными знаниями, а величием самих архитектурных форм, внутренней силой самого храма. Безусловно, что эмоциональное воздействие огромно, даже на светского человека, что уже говорить об истинно верующих людях.



А если бы еще зазвучали звуки органа, непременного атрибута католического храма. Вспоминаю свою предыдущую поездку в Вильнюс, тогда мне довелось посетить собор святого Казимира и услышать орган. И хоть это был не первый и не последний раз, когда я его слушал, в памяти момент отложился... Но в костеле святой Терезы орган молчал, царил полумрак и тишина. И мы просто немного посидели на уютных деревянных скамьях, чтобы больше впитать в себя ауру храма и, заодно, немного отдохнуть перед дальнейшей дорогой. Ведь наша прогулка по зимнему Вильнюсу, по сути, только начиналась. ren_ar
...   

Читать далее...

 
20:51 09.06.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ЛИТВА. Прогулки по Вильнюсу. Часть II: Церковь Пресвятой Троицы и история виленских мучеников

IMG_4559-1 rsn 900


Если пройти по улице Aušros Vartų чуть дальше, то можно выйти к празднично украшенной Ратушной площади, с гирляндами огней на фонарных столбах и рождественскими оленями в самом центре. Чистые и гладенькие стены домов, праздно гуляющие с фотоаппаратами туристы. Но мы немного отклонимся от прямого пути и занырнем под барочные ворота бывшего базелианского монастыря, попав на его территорию. Здесь мы попадаем в совсем не парадный, но не менее интересный Вильнюс, где как нигде чувствуется его живая история...



Уже проходя под арками старинных ворот начинаешь ощущать как перед тобой раскрывается история. Мокрая брусчатка под ногами, узкий проход, древние фрески, которые пощадила рука штукатура. Впрочем, когда попадаешь на территорию за воротами понимаешь, что здесь рука штукатура, по сути, пощадила весь комплекс, включая колоритную греко-католическую церковь в честь Пресвятой Троицы. Обшарпанные стены, в темных рыжеватых пятнах, старые деревянные и видавшие виды рамы в проемах окон, запущенные стены монастырских корпусов...

Но есть во всем этом какое-то свое великолепие, своя подлинность. Что-то такое настоящее, что трудно описать словами. Это надо видеть, и это надо чувствовать. Запущенность она тоже бывает разной, одна нам говорит о безалаберности хозяев, а другая словно консервирует историю, переносит нас во времени... И именно так происходит и в этом старинном уголке города Вильнюса.



Храм на территории монастыря не всегда принадлежал греко-католикам. Ансамбль монастыря начал складываться в начале XVI века. В те времена Литвой и Польшей правил король Сигизмунд I, прозванный Старым, так как ко времени его вошествия на престол лет ему исполнилось порядочно. И был у него на службе великий гетман литовский — Константин Острожский, православный по вероисповеданию.

Как раз закончилась знаменитая битва под Оршей (8 сентября 1514 г.), где гетман, во главе польско-литовского войска одержал тактическую победу над русскими войсками, заняв несколько приграничных крепостей и вынудив противника отступить. И вот в честь этой победы Сигизмунд I разрешил строительство в Вильно двух православных церквей, одной из них и была церковь Пресвятой Троицы.

Место было выбрано, что называется, намоленое... И здесь мы остановимся чуть подробнее. Жили-были в XIV веке два брата Кумец и Нежило, обычные литовские язычники. Жили не тужили, состояли на княжеской службе, да молились себе своим языческим богам. Великим князем в то время был многим известный Ольгерд, фигура знаковая в литовской истории. И взял он себе в жены витебскую княжну Марию Ярославну. Мария была православной и Ольгерд также решил принять православие, только мотивы его были исключительно политические. Ольгерд вообще отличался большой религиозной гибкостью...



Вместе с Марией в столицу литовского княжества приехал и ее духовник — Нестор. И вот наслушались его проповедей братья, и решили покреститься в веру христианскую. Отказались от богов предков и приняли новые имена — Антоний и Иоанн. А тут случился у Ольгерда пир, на котором присутствовали и братья Антоний и Иоанн. Братья сидели со всеми, но мяса не ели — пост православный. И может кто-то решил воспользоваться моментом и нашептал чего князю, чтобы поквитаться с ними за что-то, может была другая причина... Но Ольгерда это возмутило, у него пир, а эти двое нос воротят...

Ольгерд приказал дать братьям по куску мяса и приказал съесть. Братья, крепко уверовав в новую религию, отказались. Возмущению великого князя не было придела, братьев схватили и бросили в темницу. Прямого неповиновения к себе Ольгерд допустить не мог. Дальнейшая судьба новоиспеченных христиан оказалась незавидной, от веры своей они не отказались, раскаяния не проявили... Антония повесили 14 апреля, а Иоанна 24-го, спустя несколько дней. И было это в дубовой роще, как раз на том самом месте, где ныне располагается греко-католический храм.



Но история будет неполной не упомяни я про третьего виленского мученика. Был в дружине князя ловчий по имени Круглец, доподлинно неизвестно был ли он братом тем товарищам, о которых я рассказал раньше, но в родстве состоял. И также как они попал под чары Нестора и перешел в православие, получив имя Евстафий. Одни говорят, что он также на пиру отказался от мяса, другие, что он объявил себя христианином во время княжеской охоты.

Но Евстафию досталось больше чем другим. Его зверски пытали, сняли кожу с головы, отрезали нос, перебили кости ног и рук... потом повесили — 13 декабря 1347 года. Очень темная история. И убили его, вроде как не в той же дубовой роще, в которой были повешены Иоанн и Антоний, а где-то за три дня пути от Вильно. Уже после его тело было привезено в столицу христианами, среди которых, говорят, были и сыновья Ольгерда. Затем его погребли вместе с братьями.

Как бы там ни было, но мученическая смерть оказала большое воздействие на умы прочих людей того времени. И вскоре братьев стали почитать, как святых. Более того, частицу их мощей, по велению константинопольского патриарха, перевезли в собор Святой Софии. Тот самый. И было это, приблизительно, в 1374 году.



И с тех пор мощи убиенных никак не могли обрести покой. они перемещались из храма в храм, были в Никольской церкви, в храме Пресвятой Троицы (о котором и идет речь в данном очерке), в церкви Святого-Духа, где их прятали в пещере под главным алтарем. В 1826 году, при Николае I была созвана комиссия, которая признала подлинность святых мощей. А в 1915, из-за угрозы со стороны немецких войск мощи перевезли в Донской монастырь, в Москву. Где, уже при советской власти, в 1920 году, они участвовали в другом процессе. Дело "виленских угодников" слушалось в 1-м московском городском суде, который постановил передать "мумифицированные трупы" в московский музей атеистической пропаганды.

Лишь в 1946 году, по ходатайству патриарха Алексия I, мощи возвратили православным. И 26 июля они были доставлены в Вильнюс, где с тех пор и находятся. Сначала они были в пещерном храме при церкви Святого Духа, затем в ней самой. На фасаде же греко-католической церкви Пресвятой Троицы, сбоку от центрального входа, можно увидеть остатки старых фресок с изображением мучеников. Есть и памятная доска.



Так что место, как я уже сказал, намоленое... Говорят, что чуть ли не сам Ольгерд, предложил построить в дубовой роще христианскую церковь. Так как здесь, в память об убитых стали собираться христиане. И первую, тогда еще деревянную церковь во имя Пресвятой Троицы, возвели еще при его жизни. Конечно, ко времени Сигизмунда I и Константина Острожского она давно пришла в упадок, и в 1514 году здесь возвели новую каменную церковь в готическом стиле.

Некоторое время монастырский корпус принадлежал православным. При нем была открыта типография, а также духовное училище. Но в 1596 году была принята Брестская уния, по которой многие церкви и монастыри, сохраняя византийские обряды, переходили в подчинение Рима, принимая его верховенство и догматику. Так случилось и с церковью Пресвятой Троицы. В 1608 году, по приказу короля Сигизмунда III, монастырь отдали униатам, известным ныне как греко-католики.



Примерно с этого времени начались активные работы по перестройке храма. В середине XVII века к нему были пристроены две часовни, к северному фасаду — часовню Святого Лука, к южному — Воздвижения Святого Креста. Внутри церкви был установлен съемный иконостас Но более всего видоизменил храм виленский архитектор Иоганн Кристоф Глаубиц. После реставрации 1761 года, по его проекту, храм практически полностью утратил готические черты и приобрел барочные, по моде того времени.

В 1919 году, после Первой Мировой войны, храм передали католикам, а с 1927 года он перешел в собственность советского государства. Здесь был музей, потом, в 1943-м — немецкий госпиталь. Затем в корпусах размещались всяческие научные учреждения, политехнический институт, инженерно-строительный институт... И так вплоть до 1991 года, когда храм вновь передали греко-католической общине. Но что самое интересное — украинской.



После принятия Брестской унии численность униатов в Великом Княжестве Литовском достигала 39 %, а на территории, которую занимает современная Беларусь и все 80%... Но сейчас во всей Беларуси едва ли найдется и десять тысяч верующих восточнокатолического обряда. А вот в украинской греко-католической церкви дела обстоят совсем по-другому, их более четырех миллионов. Потому им и передали церковь в Вильнюсе. Они потихоньку и восстанавливают изрядно потрепанный за последние годы храм. Службы ведутся, естественно, на украинском языке.

Через центральный вход мы вошли в притвор храма. К сожалению, дальше наш путь преградила решетка. Скорее всего, ее открывают только на время служб. Но и сквозь нее удалось посмотреть на внутреннее убранство. Видно, что на масштабную реконструкцию у греко-католиков пока не хватает средств, но, тем не менее, внутри все аккуратненько, стены частично выкрашены в белый цвет, установлен небольшой иконостас и небольшие кресла перед алтарем, на манер скамеек в католическом храме.



Но надо было двигаться дальше и мы снова вышли в монастырский дворик, полюбовались на четырехугольную колокольню слева от церкви и старыми стенами монастырской бурсы, в которой проделан арочный проход, через который мы и вышли в зимний Вильнюс, вновь оказавшись в современности, хотя и в современности старого города.

Снова мы видим милые и уютные домики Вильнюса, окрашенные в различные цвета, снова нас встречают гирлянды огней, в виде рождественских елочек, небольшие кафешки и лавочки с сувенирной продукцией. День еще только начинается и впереди нас ждет еще много интересного. ren_ar


...   

Читать далее...

 
20:35 09.06.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ПОЛЬША. Казимеж: Синагога Рему и старое еврейское кладбище

Синагога Рему находится на улице Шерока, 40 (Szeroka), пожалуй, самой оживленной улице Казимежа, здесь всегда много туристов и здесь же находятся самые модные рестораны и кафе еврейского квартала. Опознать же синагогу можно по небольшой браме с надписью на иврите, в переводе означающая примерно следующее — "новая синагога Рему, блаженной памяти". Синагога находится внутри небольшого дворика и является одной из старейших в Кракове, время ее основания датируется 1556 годом. И сейчас это регулярно действующая синагога являющаяся центром религиозной жизни краковских евреев.


Вход стоил пять злотых, стандартная цена. Но правила поведения имеют свои отличия. Так как синагога действующая, то при ее посещении обязательно необходимо надеть еврейскую шапочку, ермолку. Они лежат специальной кучкой и можно выбрать шапочку на свой вкус, расцветки существуют самые различные.

Вообще-то выбор ермолки (по одной из версий название происходит от слов на иврите йерэ ме-элока и переводится как "боящийся Бога") не такое простое дело, расцветка и фасон часто определяют носителя как представителя того или иного религиозного направления в иудаизме. Но в нашем случае все гораздо проще, надевая ермолку, или, как ее еще называют, кипу, мы просто выражаем уважение к еврейским традициям.

Итак, шапочка выбрана, денюжка уплачена, проходим внутрь. Молельный зал синагоги оказывается очень маленьким, можно даже сказать тесным. Часть помещения занято металлическими лесами, возможно, проводится ремонт, а может просто затянувшаяся реконструкция. Впрочем, синагоге она бы не помешала, так как здание довольно сильно обветшало, и привести его в порядок было бы неплохо.

Но это совершенно не умаляло моего любопытства, было очень интересно своими глазами посмотреть изнутри на синагогу, где службы совершаются регулярно, а не только по большим праздникам.



Название синагоги происходит от акронима сына ее основателя — Рему, раввина Моисея Иссерлеса (его отец Израэль бен Иосиф), ученого, талмудиста, правоведа и непререкаемого авторитета для евреев того времени. Раввин Моисей изучал не только Тору и кабалистику, но также интересовался и историей, философией, астрономией. К его могиле, а похоронен он на кладбище при синагоге, до войны каждый год приезжали тысячи паломников. Известен раввин и своими потомками, так, среди них, например, известный композитор Феликс Мендельсон.

Также синагогу иногда называют "Новой", в противовес "Старой", так как Рему это вторая синагога построенная в Казимеже, разрешение на ее основание было получено у короля Сигизмунда II Августа.

Изначально синагога строилась, по всей видимости, как семейный молельный дом, о чем свидетельствуют ее небольшие размеры. Сначала синагога была построена из дерева, но после пожара в 1557 году ее перестроили заново, в этот раз из кирпича. Руководил строительством краковский архитектор Станислав Баранек.

Затем в синагоге постоянно происходили перепланировки, она постоянно перестраивалась и надстраивалась, к ней пристраивались различные новые элементы, менялась конструкция крыши, пока, в конце концов, она не превратилась в архитектурный капустник наблюдаемый нами сейчас.



Во время Второй мировой участь синагоги была такой же как и у прочих, разграбление и превращение в склад, хранилось противопожарное оборудование, а также мешки для трупов...

В 1945 году синагога вновь открывается для богослужений, а впериод с 1957 по 1968 в ней проводятся реставрационные работы, ремонтируются стены, наносится новая штукатурка, ведутся дренажные работы, по довоенным фотографиям восстанавливается бима.

В 1968 году синагогу посещает кардинал Кароль Войтыла, будущий римский папа Иоанн Павел II, в 1992 году визит наносит президент Израиля Хаим Герцог, а в июне 2002 синагогу почтил своим присутствием Чарльз Филипп Артур Джордж Маунтбеттен-Виндзор, известный нам как принц Чарльз.

Внутри, как я уже говорил, довольно тесновато. К тому же вместе со мной в синагогу проникли еще несколько посетителей, некоторые расселись на скамеечках, и было похоже, что они даже молились, другие же, как и я, рассматривали интерьеры молельного зала.




По центру зала располагалась кованая металлическая бима, за ней, в самом конце, арон а-кодеш, слева от которого примостился прилюбопытнейший шкафчик с различными старыми книгами, полистать которые было бы крайне интересно.









На стенах висели различные таблички и надписи, но особенно интересна была одна большая мемориальная таблица с маленькими лампочками напротив имен, написанных на иврите. Как я понял, лампочку напротив имени зажигают в годовщину смерти, таким образом, поминая усопшего.






Также интересными мне показались светильники в синагоге, часть была выключена, да и вообще они были довольно запущены, но, тем не менее, привлекали внимание.






В общем я немного побродил, пофотографировал, вышел из синагоги и уже было намылился уходить, как меня останавливает смотритель. Мол, любезнейший, а как же старое кладбище? Разве не интересно посмотреть? А я, грешным делом, и не знал, что оно тут имеется...

Смотритель открыл в стене калитку и пропустил меня на территорию кладбища. Там уже находилось несколько человек осматривающих сие мрачное место.



Кладбище, как оказалось, одно из старейших в Европе, и старейшее в Кракове. Здесь покоятся и раввин Моисей Иссерлес, и Исаак Якубович — основатель синагоги Исаака, а также многие другие именитые евреи.

Первые захоронения здесь начались в 1552 году, а закрыто кладбище было в 1800, хотя захоронения продолжались еще почти до середины века.




Во Вторую мировую войну кладбище было разрушено и превращено в свалку, многие надгробные плиты были вывезены и использованы при строительстве брусчатки. Нетронутыми остались всего 10-20 надгробий, и среди них, удивительное дело, надгробие раввина Моисея Иссерлеса. Говорят, что по какой-то неизвестной причине фашисты не решились его уничтожить, хотя совершенно непонятно, что могло их остановить.






В 1959 году кладбище начали восстанавливать, проводились археологические раскопки, использованные ранее при строительстве дорог плиты возвращались на свои места. Вновь устанавливались найденные саркофаги и надгробия, а те кусочки, которые были слишком малы или которые было сложно идентифицировать монтировались в стены кладбища.






Сейчас кладбище приведено в надлежащий вид, на многих саркофагах и плитах лежат камушки, старая еврейская традиция. Знак того, что они не забыты и посещаются. Приносить цветы как-то не принято и мне лично кажется, что так оно лучше. Чем тащить огромные пафосные венки, или даже просто букетики, которые затем все равно умрут и превратятся в сухие некрасивые веники. Еще одно угасание, еще одна смерть. А приносить пластмассовые цветы тоже не то, в них нет жизни, они не естественны. В то время как камушек это часть природы, часть вечности...



На этом я завершаю отдельные рассказы о синагогах Казимежа и следующие отчеты будут посвящены, главным образом, другим темам.ren_ar
...   

Читать далее...

 
19:53 09.06.2014
Іван Гонта опубликовал запись

Краков. Вавельский замок и Кафедра.


После моих казимежских прогулок у меня осталось еще достаточно времени, чтобы посмотреть еще что-нибудь интересное. И я решил прогуляться в сторону Вавельского замка, национальному символу Кракова и Польши. Собственно Вавель это целый архитектурный комплекс, расположенный на одноименном холме, здесь и сам замок с башнями и стенами, и Кафедральный собор, место упокоения многих польских королей и политико-религиозных деятелей.


Пока я шел к замку, то по пути посмотрел на старые красивые улицы города и симпатичные трамваи, курсирующие туда-сюда. В следующий раз обязательно надо будет прокатиться на одном из них.






Довольно скоро я вышел к костелу святого Бернардина Сиенского, который находится у самого подножия Вавельского холма. Костел построен в стиле барокко в период между 1659 и 1680 годом, на месте бывшего готического костела разрушенного во время вторжения шведов в Речь Посполитую.



Костел был закрыт, а потому я сделал одну фотографию интерьера сквозь решетку и двинулся дальше, в сторону замка.



Холм возвышается на 25 метров над уровнем реки Висла. А, надо сказать, места здешние в прежние времена были болотистые. Вот народ и обратил внимание на этот холм. С одной стороны довольно сухо, а с другой стороны удобная точка для обороны.

В X веке холм облюбовали представители польской королевской династии Пястов и они построили здесь свою резиденцию, а в 1000 году Вавель стал центром краковской христианской епархии. Так он постепенно стал занимать важное культурно-политическое и религиозное значение.



Но главным переломным моментом в судьбе Вавеля был 1320 год, когда польский король Владислав Локоток обустроил на холме свою постоянную резиденцию. Здесь же, в Кафедральном соборе, он короновался вместе со своей женой Ядвигой. И с тех пор практические все польские короли короновались именно в этом соборе, и в нем же многие из них нашли свое последние пристанище.

На холм я поднимался по старой дорожке, вдоль замковой стены за которой высилась весьма симпатичная Сенаторская башня на фоне здания королевских кухмейстерских, или говоря проще столовых, где сейчас обитает администрация замка.



Сенаторская башня была построена в пятнадцатом веке, нижняя часть из камня, верхняя из кирпича, и является самой высокой башней замкового комплекса. В 1534 году ее соединили с замком, и долгое время она использовалась, наряду с другими функциями, для хранения королевских нарядов. Ну и еще здесь содержались государственные преступники, сенаторы вот, например...

В 1656 году, во время шведской оккупации, башня сильно пострадала от пожаров, а восстановлена была в 1858. Впрочем в середине двадцатого века, после знакомства с нацистами башне вновь потребовались услуги реставраторов и последнее восстановление башни приходится на 2003 год.

Затем я пронырнул под бернардинскую браму, и оказался у другой башни замкового комплекса — Сандомирской. Когда-то в этой симпатичной башне тоже содержали преступников в лице знати из Сандомира. А потом, в веке семнадцатом в нижних ее этажах расположились комнаты для служащих. Башня тоже приходила то в упадок, то восстанавливалась, например австрийцами в 1856 году. А последняя реконструкция приходится на начало XXI века.






Вот мы и на самом холме, проходим мимо здания бывшего госпиталя, построенного австрийцами в 1854-1855 годах (сейчас там выставочный центр и стойка информации) и выходим к следующей башне — Злодейской, ну или иначе Воровской. Здесь содержались расхитители королевской казны, так сказать самые отъявленные злодеи. Вообще хорошо устроились в замке... со всех сторон окружили себя всяческими преступниками, ворами и злодеями...

За вместилищем злодеев нам открывается прекрасный вид на краковских туристов и Кафедральный собор. И на дом викариев, что перед самым собором, там сейчас располагается его администрация.






В центре большая лужайка с остатками древних фундаментов, это все что осталось от двух костелов пятнадцатого века, резиденции коллегии священников и дома Станислава Борка, декана краковского капитула.

Но мне было интересно посмотреть на замок и я решил найти билетную кассу, и заодно узнать, что можно посмотреть.

Кассу я нашел, но, как оказалось, с осмотром всех достопримечательностей я припозднился. Практически все уже было закрыто. Единственное, что мне оставалось это посмотреть замковый двор и Кафедральный собор св. Вацлава и св. Станислава.



Посещение собора бесплатно, но за это все-таки приходится расплачиваться.... К моему глубочайшему сожалению фотографировать в соборе строжайше запрещено. Но что делать, тут уж ничего не попишешь...



Хотя надо сказать, что в последнее время я с трудом переношу две вещи. Первая это длинные очереди в какие-нибудь раскрученные туристические места и, второе, проявления фотожлобства. Ну запретите вспышку и штативы, если уж так боитесь, что кто-то сможет составить конкуренцию своими фотографиями для продавцов сувенирных открыток... Но какой смысл полностью запрещать снимать... Не понимаю. Ладно бы были еще какие-нибудь религиозные мотивы, но здесь наичистейшее жлобство.



Поэтому осматривать собор мне было не так интересно, как могло бы. Хотя он, конечно, впечатляет. Шикарные интерьеры, великолепное убранство и очень красивые надгробия...Король Польши и князь ВКЛ Владислав II Ягайло, внук князя Гедимина и сын Ольгерда, надгробие со скульптурой короля в рыцарских доспехах, выполнено из красного марамора в полный рост, пятнадцатый век... Надгробие короля Польши и Венгрии Владислава III Варнского...Другие короли, королевы, члены королевской фамилии, кардиналы, епископы... некоторые неоднозначные политические деятели...



Но я не буду подробно останавливаться на Кафедральном соборе, тем более, что из-за запрета на фотосъемку мне просто нечего вам показать и пусть это останется на польской совести... Скажу лишь, что собор возведен в период между 1320 и 1364 годом, и с тех пор практически неизменно здесь проводились коронации польских королей, и здесь же они находили место для своего упокоения...



Закончив осмотр собора я вышел на улицу и отправился изучать непосредственно Вавельский замок, правда в силу того, что во внутренние помещения мне попасть не удалось, изучать мне оставалось только аркадный двор...






Собственно, то, что мы можем наблюдать сейчас это практически новодел, так как и без того полуразрушенный старый замок практически дотла сгорел в 1702 году во время оккупации шведами, а пришедшие за ними австрийцы, приспосабливая Вавельский холм под казарменные нужды, своими перестройками и надстройками завершили начатое шведами...






Реконструировать замок начали в начале XX века, но пришедшие вскоре фашисты опять стали перекраивать замок на свой лад, здесь расположилась резиденция генерал-губернатора. Музейные коллекции (которые не успели вывезти в Канаду заблаговременно) были расхищены...

После войны поляки опять занялись замком, вернулись из Канады ценнейшие экспонаты, заработали музеи, и вот, к 2003 году практически все основные работы по восстановлению архитектурного комплекса были завершены.






Аркадный замковый двор, который я осматривал наряду с другими любителями архитектуры и истории, занимает площадь в 2800 квадратных метров, имеет форму пятигранника и выполнен в стиле ренессанс.






Первые два этажа галерей выходящих на двор имеют полукруглые аркады с колоннами, на третьем этаже аркад нет, а колонны уже двойные и выполняют функцию поддержки выступающей замковой кровли.



Чуть позже, достаточно погуляв и полюбовавшись на аркадные галереи, я зашел в местную сувенирную лавку, купил магнитик и затем вышел через замковые врата Бартоломео Беручи.






Снова прошел мимо Злодейской башни и, прежде чем начать спускаться с холма, немного задержался. Отсюда, сверху, открывается относительно интересный вид на реку Вислу.



Если поднимался я с юга, то спускался по северной стороне, прошел вдоль стены бывшей духовной семинарии, и, наконец, вышел к Гербовым воротам, построенным в 1921 году.






По правую руку высится часовая башня, построенная в XV веке, первые часы на ней были установлены в 1521 году. На высоте можно увидеть фигуры святых защитников Польши.






А внизу — памятник национальному героя Польши, Беларуси, Литвы и США, почетному гражданину Франции — Тадеушу Костюшко, участнику войны за независимость в США (в чине полковника, а затем и бригадного генерала), русско-польской войны 1792 года, организатору национально-освободительного восстания 1794 года в Польше, Беларуси и Литве. В общем, личность явно неординарная и очень интересная. Памятники ему стоят в США, в Польше, Беларуси, Франции... Его именем названы города и улицы, острова и горные вершины...

Тут же, за воротами, начинается "цегелковая" (кирпичная) стена, где замурованы 788 табличек, в память пожертвований на восстановление Королевского замка.












Ну а моя прогулка подошла к завершению. Безусловно, это место заслуживает более подробного изучения, и может быть мне удастся посетить его еще разок, было бы интересно.ren_ar





...   

Читать далее...

Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
Июнь 2014
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Подарки

Войти