06:54 04.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Кампания. Чертоза Сан-Лоренцо-ди-Падула. часть 1


001-autobus sostitutivo

Настоящим очерком автор предполагает начать продолжительную серию рассказов о четырех монастырях Южной Италии, посещенных им в ноябре 2013г. Один из них и, по совпадению, первый из посещенных — Чертоза (то есть картезианский) Сан-Лоренцо-ди Падула — секуляризован и музеефицирован. Три оставшихся — Монте-Кассино, Монтеверджине и Кава-де-Тиррени -являются действующими бенедиктинскими монастырями, к тому же еще и обладающими почти исключительным статусом "территориального аббатства". Этот статус делает монастырь независимым от местного епископа, подчиненным напрямую папе и, самое главное, обладающим епархиальной властью над обычными "мирскими" приходами. Когда-то таких необычных "почти епархий" на Западе было много, после реформ Второго Ватиканского собора количество особенных аббатств было сведено к минимуму: в настоящее время их осталось всего одиннадцать, из которых шесть — итальянские. В двух таких монастырях мы уже с вами бывали: почти родная Гроттаферрата (http://sibeaster.livejournal.com/20999.html) и по некоторым причинам очень дорогой мне Субиако (http://sibeaster.livejournal.com/45479.html). С уже перечисленными и, считайте, уже посещенными Монтеверджине, Монте-Кассино и Кава-де-Тиррени счет доходит до пяти, но последнее шестое в списке — знаменитое Монте-Оливето — мне пока кажется недосягаемым. Впрочем, никто не гонится за количеством (не так ли?), а качественность осмотра этих монастырей вашим покорным слугой оценивать уже вам.

Помимо осмотра собственно монастырей очень яркие впечатления оставили способы, которыми я до этих точек на карте добирался. Поэтому уж не обессудьте, но какую-то часть рассказов будут занимать "путевые заметки" — как, куда и когда туда можно добраться на своих двоих.

Начнем с Падулы. Городок, в окрестностях которого находится бывший картезианский монастырь, находится в провинции Салерно, а точнее — в долине Валло-ди-Диано. Если вы взглянете на карту, то поймете, почему мало кто об этом месте слыхал. От трех морей, главной приманки обычного туриста, Падула отрезана горами, до Неаполя ехать прилично, поездом туда не добраться, а местные автобусные линии далеко не всегда удобны для приезжих. Впрочем, так было не всегда. Дело в том, что через Валло-ди-Диано еще четверть века назад проходила железная дорога. Впрочем, она проходит там до сих пор, но с марта 1987 года она временно закрыта. Очень интересный рассказ об этой железке с кучей фотографий можно видеть здесь: http://www.lestradeferrate.it/mono8.htm. В сжатом виде этот пространное повествование можно свести к следующему.

Железная дорога через Валло-ди-Диано по первоначальному проекту должна была стать частью трассы, соединяющей Неаполь с ионическим побережьем Калабрии. От уже существовавшей к тому моменту и действующей по сию пору железки Салерно — Потенца "наша" дорога ответвлялась за станцией Сичиньяно-дельи-Альбурни (Sicignano degli Alburni), переваливала через апеннинские горы и далее шла через долину Валло-ди-Диано (это все еще Кампания). Строительство началось около 1880 года, и к 1892 году поезда уже доезжали до первого городка в Базиликате под романтическим названием Лагонегро (Lagonegro — черное озеро). Но затем инженеры решили, что пробивать дорогу через еще один хребет будет очень накладно, и строительство было в Лагонегро остановлено. Оттуда к Ионическому морю построили всего лишь узкоколейку, что было гораздо дешевле. Если вы на указанном сайте внимательно посмотрите фотографии заброшенной станции в Лагонегро, то увидите, что сам городок расположен высоко на горе, а расположенная под ним станция имеет непропорционально большую пристанционную площадь. На самом деле там было две совмещенных станции — для широко— и узкоколейки, и пассажиры просто переходили из состава в состав, чтобы продолжить путь к морю.

Впоследствии была построена альтернативная железная дорога, следующая из Неаполя вдоль тирренского побережья в Калабрию. В результате железка через Валло-ди-Диано потеряла свое стратегическое значение, а после закрытия в 1952-1978 годах узкоколейки Лагонегро — Спеццано Альбанезе стала тупиковой. В 1987 году железную дорогу Баттипалья — Потенца, от которой ответвлялась "наша" дорога, временно закрыли для проведения работ по модернизации и электрификации, в связи с чем движение поездов до Лагонегро — опять-таки временно — было закрыто. Только спустя 7 лет поезда вновь стали ходить в Потенцу, а вот в Лагонегро — так и нет. Весь пафос той статьи, к которой я вас отсылаю, сводится к тому, как неправильно, преступно и халатно держать железку закрытой, и как, напротив, похвально, мудро и справедливо ее было бы вновь открыть. Если вы прочитаете статью, а потом, подобно мне, съездите в Падулу, вы поймете, что у закрытой дороги нет никаких перспектив: параллельно ей идет автострада, местное население давно пересело на машины (у кого они есть) или приспособилось к автобусам (у кого нет возможности или желания приобрести "коня"). Большинство станций закрытой железки, по непонятной мне, но очень распространенной итальянской традиции, находится либо вообще вдали от населенных пунктов, либо на их глухой окраине, поэтому, чтобы воспользоваться этими станциями, до них надо все равно на машине подъезжать. Промышленности тут никакой, а местного населения так мало, что вкладывать деньги в восстановление заброшенной железки нет никакого резона.sibeaster

Нет, вы все же поглядите фотографии на том сайте. Очень показательно: всего-то 25 лет как дорога заброшена, а пути, станционные здания, переезды находятся в удручающем состоянии. Все-таки любое творение рук человеческих требует постоянного человеческого присутствия, а в противном случае природа быстро берет свое. Показательно, что на предпоследнюю станцию этой дороги под звучным и громким названием Казалетто Спартано — Батталья (Casaletto Spartano — Battaglia) авторы сайта не смогли пробраться: торжествующая дикая растительность поглотила станцию навсегда...

Но для нас, туристов, желающих увидеть Чертозу Сан-Лоренцо, все не так безнадежно! Вместо поездов вдоль заброшенной железки курсируют т.н. autobus sostitutivo — "автобусы заменяющие", расписание которых можно найти на сайте Трениталии. Такие "поездозаменители" я достаточно часто видал в железнодорожных расписаниях, но вот воспользоваться пришлось впервые — еще один психологически важный рубеж преодолен. Итак, на сайте Трениталии достаточно набрать в качестве начального и конечного пунктов Неаполь и Падулу, и сайт сам подберет вам пару поезд — автобус. Естественно, что расписание составлено не под бездельников — туристов, а под работающее население, и поэтому нам оно не очень удобно: утром автобусы один за одним везут людей из "глуши" на работу, а вечером они же возвращают уставших людей назад — в их палестины. Мы же вынуждены ехать против этого естественного потока и потому испытывать маленькие трудности. Мне показались удобными следующие пары "поезд-автобус":
— туда: поезд из Неаполя в 05-42 (да-да, кто первый встал, того и тапочки) прибывает на станцию Баттипалья (Battipaglia) в 06-52, из Баттипальи автобус уходит в 07-10 и проезжает Падулу в 08-38.
— обратно: автобус проезжает Падулу в 11-49 и приезжает в Батттпалью в 13-10, оттуда уже в 13-29 поезд едет в Неаполь, чтобы прибыть на Наполи Чентрале в 14-27.

Разумеется, подъем в 05-15 был подвигом. Естественно, что вплоть до Баттипальи я ехал в поезде и царстве Морфея одновременно (все равно эту дорогу я уже проезжал в прошлом году). Ну конечно, чтобы не проспать, пришлось поставить будильник. Но цель была достигнута: выйдя со станции Баттипалья я увидел вожделенный автобус

Отличить его от других автобусов легко: на нем есть опознавательный логотип (слева по борту он попал в кадр), на его "морде" написано "movimento sostitutivo", а под стеклом у водителя приклеено расписание, в котором я узрел знакомое слово "Padula". И тут пошел ливень...

Надо сказать, что по питерским меркам ноябрь в Неаполе был замечательным. Даже ночью было 20, накануне в воскресенье я гулял по раскопкам Помпей и Геркуланума в футболке и шортах (хотя и тогда прошел легкий получасовой дождичек), так что только врожденное чувство приличия и уважения к местным традициям (все-таки я ехал в монастырь, хоть и бывший, и в деревню) вынудило меня одеть брюки. Так вот, в джинсах, футболочке и "дырявых" летних ботинках я стоял под ливнем, дрожа от холода, ожидая посадки. Впрочем, водитель сжалился над пассажирами и запустил нас вовнутрь. Нас — пассажиров — оказалось, против моего ожидания достаточно много. Впрочем, бОльшая часть вышла на первой же остановке — в Эболи. До Эболи автобус идет практически по урбанизированной местности, а затем съезжает на автостраду. И тут едва притихнувший ливень припустил снова....

Согревшись в автобусе, убаюканный ливнем, я, честно сознаюсь, периодически засыпал, поэтому лучшую часть пути — переход Суворова через Альпы автобуса через Апеннины я видел не полностью. Могу сказать, что зрелище, не будь ливня, было великолепным. Ущелье слева, горы справа и слева, городки, неведомо как забравшиеся на скалы, горные потоки, через которые мы перемахивали — все это достойно осмотра на бодрую голову. Если будете сидеть слева по ходу, попытайтесь не проспать великолепный многоарочный железнодорожный мост (его можно увидеть здесь: http://www.lestradeferrate.it/mono8/8castelluccio.htm): автостраду-то строили позднее, и архитектурных излишеств уже не допускали, а вот железнодорожные инженеры явно подражали старикам — римлянам. Если все же вы будете ехать на машине, то не пропустите местное чудо природы — пещеру Сант-Анджело в Пертозе (http://www.grottedipertosa-auletta.it/galleria.asp). Эта пещера даже включена в систему Artecard, так что ее можно посетить почти бесплатно, но без машины туда не добраться.

В районе Поллы автобус съезжает с автострады и далее едет уже местными дорогами. Имейте в виду следующее:
— автобус четко подъезжает к бывшим станциям, невзирая на их не всегда удобное расположение (и именно в Падуле он делает исключение, о чем ниже)
— если никто не выходит, и не видно желающих сесть, то автобус, не останавливаясь, разворачивается и уезжает
— на зданиях станций нет названий,
— разумеется, водитель ничего не объявляет.

Поэтому заучите или запишите себе последовательность станций между Поллы и Падулой! После Поллы спать уже нельзя, иначе точно проедете свою остановку! Если позволяет время и наличие интернета, поглядите на уже не раз упомянутом сайте, как выглядят те станции, мимо которых вы будет ехать! Выполнение указанных требований поможет вам доехать до пункта назначения. Впрочем, первые две остановки — Полла (Polla) и Атена Лукана (Atena Lucana, луканские Афины — неплохое название для деревушки) — это еще цивилизация, там и людей много входит / выходит / ждет на остановке другого автобуса, и станционные здания в приличном состоянии. Две последующих остановки — Сала Конзилина и Сассано-Теджано (Sala Consilina, Sassano-Teggiano) — это уже мрак и безнадёга. После того, как мы, не остановившись, проехали мимо заброшенной станции Сассано-Теджано (http://www.lestradeferrate.it/mono8/8sassano.htm), я пересел на сидение за водителем и уверенно (как мне показалось) и просительно (так, думаю, это выглядело со стороны) сказал: Padula. Prossima.

Теперь внимание! На сайте Artecard периодически всплывает карта, на которой указано, что aytobus sostitutivo подъезжает прямо к воротам монастыря — это наглая ложь! На моем любимом сайте http://www.lestradeferrate.it/mono8/8padula.htm написано, что от бывшей ж/д станции до монастыря всего-то 2 км — это правда, но лишь самая лучезарная ее часть! Действительность такова: http://goo.gl/maps/lWzbg.

Автобус съезжает с провинициальной дороги (она носит, оказывается, громкое название via Nazionale), подныривает под автостраду и останавливается... в чистом поле на автозаправке (см. карту). За стеклом недействующего магазина, расположенного на автозаправке, висит железнодорожное расписание, то есть автозаправка — это и есть в настоящее время станция Падула. Сама заброшенная станция с автозаправки видна, а, когда вы пойдете намеченным на карте маршрутом, то обратите внимание на первый грунтовый поворот направо — это и есть дорога на бывшую станцию. Мой автобус прибыл на 15 минут раньше расписания — ведь он не поезд и не обязан выдерживать расписание до минуты. Имейте все это в виду, чтобы успеть на обратный автобус!

Далее нужно идти по сельской дороге, асфальтированной, но достаточно узкой для существующего дорожного траффика. Слева параллельно дороге рабочие мостили тротуар, так что через год, думаю, пеший поход будет более безопасным, а пока что я шел по дороге, мешая местным автолюбителям, продрогший (ливень прошел, но дождик периодически накрапывал, а, поскольку дул сильный ветер, то зонтик было не открыть). Там, где синяя дорожка на карте резко поворачивает направо, там есть указатели на саму Падулу и на монастырь (Certosa). Изгородь, на углу которой эти указатели укреплены, — это уже изгородь бывшего монастырского парка. Расслабляться на этом месте еще рано, т.к. идти еще прилично, но здесь хотя бы стало ясно, что дорога выбрана правильно. Вот, кстати, как отсюда выглядит сам городок Падула — до него еще 5 км в гору (вдруг кому-то захочется):
...   

Читать далее...

 
06:47 04.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Кампания. Чертоза Сан-Лоренцо-ди-Падула. Часть 2

014-передний двор

Чертоза Сан-Лоренцо, в которую я так долго добирался и путь в которую так обстоятельно описал в предыдущем очерке, — это монастырь картезианцев. Собственно итальянское слово "чертоза", так же как и французское "шартрёз" с английским "чартерхауз" — это специфическое название для монастыря этого очень специфического ордена. Думал я выдать вам долгую и нудную справку о картезианцах, но, как водится, Интернет уже все сделал за меня. Созерцательный орден молчальников и отшельников имеет прекрасный многоязычный сайт: http://www.chartreux.org. Из предлагаемых там языков я владею лишь английским, так что могу засвидетельствовать только об англоязыной версии этого сайта: все понятно и четко написано.


Вкратце. Орден картезианцев основан в 1084 году, когда св. Бруно, реймсский каноник и ректор тамошнего университета, устав от жизни в миру, удалился в горы под Греноблем вместе с шестью своими единомышленниками. Место, где они посвятили свою жизни созерцанию Бога в собственных сердцах, называлось Шартрёз, от чего и образовалось название "картезианцев". Самому Бруно пришлось вновь погрузиться в тревоги этого мира по требованию нуждавшегося в сторонниках папы Урбана II; впрочем, как только позволили обстоятельства, Бруно вновь удалился во вновь основанную им обитель в горах Калабрии, где и умер в 1101 году. В 1127 году пятый приор Шартрёза Гиг зафиксировал сложившуюся монашескую традицию письменно — в статутах, обновленная версия которых действует по сию пору; в 1140 году Антельм (именно так: Anthelme в английской версии, Antelmo — в версии итальянской) созвал первый генеральный капитул нового ордена на их общей духовной родине — Шартрёзе. Впоследствии орден картезианцев знал и времена расцвета, и времена упадка. Поскольку картезианцы сознательно вели созерцательную, оторванную от мира жизнь, они не могли последовательно заниматься ни народным просвещением, ни благотворительностью, в связи с чем многие обители были закрыты в эпоху Просвещения; затем была французская Революция и наполеоновские войны, в ходе которых были разгромлены еще остававшиеся целыми монастыри. После 1815 года некоторые картезианские монастыри вновь верулись к жизни, но былого процветания уже никогда не достигали. В настоящее время в мире действует 19 мужских и 5 женских картезианских обителей.

Вступающий в орден последовательно проходит три ступени: донат (я бы перевел это словом "послушник", но это не совсем точно), брат (приблизительно "монах") и отец (отшельник). Донаты — это миряне, живущие определенный срок (7 лет) при монастыре, но не приносящие никаких обетов. По истечении 7 лет они могут либо вернуться в мир, либо остаться на следующую семилетку, либо принести временные обеты. Братья — это те, кто обеты принесли. Собственно именно донаты и братья — это те, кто обеспечивают экономическую деятельность монастыря, что-то производят, поддерживают необходимые контакты с внешним миром. А в средние века, когда монастырям принадлежали значительные феоды, именно эти две группы картезианцев собирали должное с зависимых крестьян. Поскольку миряне и братья обеспечивают материальную жизнь монастыря, их уединени, естественно, менее строгое, их участие в литургической жизни обители не столь полное.sibeasterе

Фактически полностью требования статутов исполняют лишь единицы — отцы или отшельники. Каждый из них живет в своей келье (келья — слово здесь неточное: речь идет об отдельном "домике" из нескольких комнат с садиком), питаются они лишь раз в день (пищу им в кельи приносят братья), трижды в день (вечерня, утреня + лауды, литургия) они молятся в церкви, а остальные службы суточного круга совершают келейно. Лишь раз в неделю отшельники собираются на общую трапезу (впрочем, едят они молча) и, опять-таки молча, совместно прогуливаются. Разговоры между отцами разрешаются только в определенные дни года. Картезианцы — один из немногих орденов, сохранивших и после Тридентского, и после Второго Ватиканского собора, собственную литургическую традицию. Даже в церкви отцы и братья молятся раздельно и не видят друг друга.

На практике все было, конечно, сложнее. Вы сами увидите сейчас огромную роскошную Чертозу Сан-Лоренцо и поймете, что изображать из себя египетских пустынников в этом дворце, окруженном парком (который, впрочем, назывался безыскусно — Desertum), — это верх лицемерия. 24 кельи, окружающие знаменитый большой клуатр, означают, что максимум 24 отшельника жили в одиночестве и молчании, а их жизнь обеспечивали сотни братьев и донатов, не говоря уже об огромном количестве крестьян. Что тут говорить: феодализм нанёс такой вред внутренней жизни Церкви, сгноил на корню столько благих начинаний и вывернул наизнанку столько добрых заповедей и обетов, что удивительно до си пор встречать людей, считающих, что средние века были золотыми для Церкви. Для Церкви как института, как крупного земельного собственника — да, для Церкви как Тела Христова — это были ужасные времена. Впрочем, это был неожиданный всплеск былого ПГМа, так что вернемся к осмотру.


А рассказал я вам о распорядке жизни картезианцев потому, что этот распорядок отразился в архитектуре всех без исключения из обителей, в том числе и в Падуле. Монастырь четко делится на две зоны: в "нижней" жили братья и донаты, здесь же происходила вся экономическая жизнь богатой обители; в "верхней" в своих многокомнатных кельях, расположенных по периметру клуатра, обитали отшельники. Эти зоны никоим образом не пересекаются, и даже монастырская церковь разделена перегородкой на две части.

Итак, мы входим в передний двор, предваряющий вход собственно в монастырь. Фотографии сделаны соответственно от входных ворот (первая) и со ступенек, ведущих в обитель (вторая)


И еще о переднем дворе
Обитель Сан-Лоренцо была основана 28 января 1306 года богатым феодалом Томмазо Сансеверино (не следует путать с небезызвестным нам родом Сан-Северо; Север и Северин — это разные имена, а Сан-Cеверино и Сан-Северо — разные аристократические фамилии). В последующие века обитель богатела за счет даров тех богатеев, которые желали пройти в ЦБ на халяву, опровергая притчу о верблюде. В своем нынешнем виде монастырь представляет собой комплекс построек XVII — XVIII веков, так что в основном мы здесь будем видеть барокко. В 1807 году Чертоза была закрыта во время секуляризации, проводившейся профранцузским правительством короля Джузеппе (которого вы все знаете под именем Жозефа Бонапарта). Вернувшийся на трон отцов Фердинанд I вернул картезианцам их обитель после 1815 года, но в 1866 году она была закрыта окончательно уже правительством объединенной Италии. В 1882 году Чертоза была объявлена национальным памятником, но в течение последующего столетия её использовали как угодно, но не как памятник. Достаточно сказать, что во время обеих мировых войн на территории Чертозы находился лагерь для военнопленных. Монастырь, переживший два закрытия, два концлагеря и даже один потоп (в 1926 году), стали восстанавливать в качестве музея только в 1982 году. Ничего ценного из движимого имущества из-за описанных катастроф не уцелело: что-то попало в неаполитанские музеи, а что-то банально украдено. Так что мы с вами будем созерцать пустую оболочку — стены и своды украсть экспроприаторам не удалось...

Обратите внимание на фонтан (на предыдущем снимке — слева, а от входа — направо, разумеется), датируемый первой половиной XVIII века. На нем удобно проиллюстрировать основные элементы декора, которые мы будем встречать неоднократно
Последовательно.
Венчают фонтан святой Лаврентий — римский диакон III века, убитый во время гонений Валериана. Его житие было очень известным: главным образом, думаю, из-за очень необычной казни — святого зажарили на раскаленной решетке. Святому Лавретию, напомню, была посвящена эта Чертоза. Слева и справа от диакона — монахи-картезианцы:
Чаша фонтана украшена львами (символ душевной крепости, а что еще поможет картезианцу провести годы жизни в одиночестве и молчании?) и змеями ("Будьте мудры, как змии..."):
Все окружающие нас здания (вы не все еще видите; слева и справа от этого довра есть ее несколько дворов) — это части т.н. "нижнего дома" Чертозы. Здесь жили монахи и донаты; здесь до сих пор сохранились огромные конюшни (о них, правда, только говорят, но не показывают), коровники, зернохранилища, склады. Здесь же находились жилища наемных работников (вроде пастухов) и паломников. В настоящее время "нижний дом" занят различными конторами, сувенирными лавками и прочими не относящимися к музею вещами.

Рассмотрим теперь повнимательнее фасад:
В самой верхней части здания начертано FELIX COELI PORTA (врата небесного блаженства) и год завершения строительства — 1723. Здесь же под крестом видим статую, представляющую Непорочное Зачатие Богородицы (догмат, как мы помним, был утвержден лишь в 1854 году, но задолго до этого ряд орденов, в том числе картезианцы, были уверены в этом положении)
Справа и слева от Непорочного зачатия можно увидеть (вернитесь на один снимок назад) аллегории Религии и Терпения (мелко, что поделаешь). Ярусом ниже оконные притолоки украшены бюстами Богородицы, ее матери святой Анны и четырех евангелистов. На самом нижнем ярусе — статуи Петра и Павла, двух апостолов Рима; святого Бруно, основателя ордена, и святого Лаврентия. Все четыре вместе ясно должны демонстрировать верность монахов Чертозы (Лаврентий) своему ордену (Бруно) и Римской церкви (Петр и Павел).
До этого момента мы уподоблялись путешественникам и паломникам прошлого, которые беспрепятственно могли видеть только внешнюю часть монастыря. За порог здания, которые так символически назвали Felix Coeli Porta, могли переступать лишь члены ордена, либо очень важные посетители. У нас же с вами есть универсальный ключ, который безошибочно действует на подобные врата и называется "деньги". Прще говоря, вход платный — 4 евро. У меня была артекарта, так что у меня уже было все упла(упло?)чено.


Для правильной ориентации в пространстве даю карту местности:
Мы прошли с вами двор (а) и оказались во дворе (h) — Клуатре гостей, предположительно работы Джован Антонио Дозио (атрибуция объясняется внешней схожестью с аналогичным клуатром в неаполитанской Чертозе Сан-Мартино на холме Вомеро; тамошний автор известен точно)
Клуатр гостей находится в центре группы помещений, в которых поселялись важные гости обители — епископы, аббаты, члены королевской семьи. Как видим, и в те "золотые времена" для Церкви многие строгие запреты легко обходились. Помимо гостевых покоев в клуатр выходили двери двух часовен — святой Анны и Душ чистилища, а также "внешней" части монастырской церкви (туда мы пойдем чуть позже). Галереи второго яруса расписаны фресками работы Франческо да Мартино (туда, увы, не пускают). В галереях первого этажа, окружающих клуатр, можно увидеть кое-что интересное.
Например, Михаила Архангела, попирающего сатану, потерявшего голову (буквально)
Или Богородицу во славе:
Ну и Лаврентия с неизменной решеткой:
Там были еще святые Иосиф Обручник и Бруно, но они по неизвестным причинам фотографироваться отказались.


На этом месте мы приостановимся. У меня, кстати, есть к вам, дорогие читатели, слово за жизнь. Мой медленный интернет с трудом переваривает посты с большим количеством фотографий. Именно поэтому я разбиваю связный рассказ о Сан-Лоренцо (да и всегда так делаю) на несколько частей. Увы, не все из вас поступают также, и очень часто мне приходится бросать недочитанными ваши великолепные рассказы о заморских странах — терпения не хватает дождаться загрузки полусотни фотографий. Люди, будьте милосердны к своим читателям, как милосерд Отец ваш небесный!
...   

Читать далее...

 
06:37 04.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ, Кампания. Чертоза Сан-Лоренцо-ди-Падула. Часть 3

039-церковь (мирянская часть)

А сейчас мы пойдем в монастырскую церковь — такую же особенную, как и сама обитель. Если кто пропустил предыдущий очерк, срочно вернитесь назад и прочтите его, иначе вы ничего не поймете далее...


Вот после такого предупреждения (а что такого? любому автору хочется, чтобы читали от корки до корки именно его труды, а не какие-нибудь порножурналы) напомню, что картезианский орден состоит из трех, если хотите, степеней: донаты (миряне, временно живущие в монастыре), братья (уже монахи, но еще занимающиеся мирскими заботами) и отцы — отшельники (живут в строгой изоляции и молчании). Так вот самоизоляция отцов настолько гипертрофированна,что они даже в церкви молятся отдельно от братьев, и увидеть отцов во время литургии было также невозможно, как и во время их нахождения в кельях. Поэтому церковь разделена перегородкой поперек на две половины — по одну сторону молились братья, по другую — отцы, а мирянам вообще ту было нечего делать, ибо картезианская месса служится по особому обряду — для своих. В общем, не удивляйтесь.

Те двери, которыми мы с вами входим в церковь, ведут из клуатра гостей и, разумеется, предназначены для братьев. Мраморный портал относится к 1503-1507 годам, а вот двери из ливанского кедра гораздо старше — 1374 год. Надпись над дверью всем понятна?
Створки двери украшены сценами мученичества святого Лаврентия и Благовещения Богородицы :
Буковка А под Благовещением — не простое украшение. Ниже вырезаны первые слова гимна Ave Maria:


Ну а теперь мы с вами находимся в "братской" части церкви. Сам храм, невзирая на барочные финтифлюшки, своими формами выдает время постройки — XIV век и исходный стиль — готику.


В "братской" половине (как, впрочем, и в "отеческой", но об этом мы узнаем позднее) спинки сидений украшены интарсиями. Получилось запечатлеть далеко не все, извиняйте, да и за качество — тоже:
Перегородка мешает видеть сидения отцов-отшельников, но не препятствует рассматривать росписи сводов. Увы, оригинальные фрески (а здесь были и Лука Джордано, и Солимена) не сохранились; их, как уж умел, восстановил в 1875 году Сальваторе Бранкаччо. Сюжеты попадаются занятные:
Думаю, что Аарона (рис. 1), Товию и Рафаила (рис. 3, легко опознаются по собаке и рыбе), а также Лота с дочерьми (рис. 4) все узнали. А вот кто там в малиновом берете с послом испанским говорит в шлеме с барашком нарисован, угадать сможете? Заодно и увидим, кто, помимо ЖЖ, еще и Священное Писание читает)))

Далее маршрут ведет в боковые капеллы. Как видите, церковь однонефная и маленькая, так как картезианские общины никогда не были значительными — уж больно устав строг. Донаты же, а также пилигримы в церковь не допускались, а молились в боковых капеллах — они справа от входа, имеют отдельный вход со двора и полностью пространственно отделены от храмового пространства. В капеллах служились уже обычные, не картезианские, мессы. Увы, от убранства капелл практически ничего не осталось, кроме кресла приора, сидя в котором он принимал исповеди "профанов" — донатов и пилигримов.sibeaster

Пройдя через капеллы, мы вновь возвращаемся в церковь, но в ее лучшую — отеческую — половину.
Алтарь в церкви был выполнен из мрамора и украшен золотом, лапис-лазурью и жемчугом, каковые украшения давно уже украдены:
Ой, а как же вся эта роскошь коррелирует с декларируемым аскетизмом картезианцев, — спросите наивные вы. Вот она, головная боль Церкви, проклятое наследие равноапостольного Константина — как нахватав земных благ, продолжать мнить себя странницей и пришелицей на земле, устало бредущей в ЦБ...
В то самое ЦБ, где уже ждут евангелисты, с трудом узнающие в нас, увешанных златом и жемчугами, своих единоверцев:


Ну а мы с вами идем дальше — в группу из трех помещений: капитула, сокровищницы и исповедальни. Я как-то не записал, что где я снимал, поэтому фотографии будут единым блоком.
Скорее всего, зал капитула:
А эти фрески, думаю, из исповедальни — отцы приносили здесь покаяние приору публично. Поэтому фрески напоминают об исцелениях Иисуса:
Сюжеты, надеюсь, очевидны: исцеление слепого, расслабленного (в Вифезде; видите наверху ангела-чудотворца, возмущавшего воду в купальне?) и воскрешение сына наинской вдовицы.


Сориентируемся, где мы сейчас были:
Из клуатра гостей (h) мы прошли церковь (40), капеллы для "мирян" (43-44), блок "зал капитула+сокровищница+исповедальня" (42, 45, 47). Следующая точка встречи — клуатр старого кладбища (I), где (в клуатре, а не на кладбище, надеюсь) я и ожидаю вас в следующем очерке.
...   

Читать далее...

 
06:26 04.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Кампания. Чертоза Сан-Лоренцо-ди-Падула. Часть 4

063-клуатр старого кладбища

Ну коль пошла такая пьянка читательская заинтересованность в прогулках по почти никому неведомой Чертозе Сан-Лоренцо, то попробую-ка я, пока интернет работает, еще один очерк написать.


В прошлый раз мы с вами остановились у порога еще одного клуатра — Старого кладбища. На то, что здесь когда-то было кладбище, указывает крест в центре. Тем не менее, исследователи сомневаются: отцов традиционно хоронили в Большом клуатре, так что их останки и после смерти оставались там, где они жили во плоти. В Старом клуатре могли хоронить, как предполагается, братьев, так что "отцы" и "братья" почивали каждый в своем месте. Из этого же клуатра есть вход в часовню, где погребен основатель монастыря — Томмазо Сан-Северино, но туда не пускают. Сам же клуатр в своем нынешнем виде приписывают Доменико Антонио Ваккаро.sibeaster
На мой непросвещенный взгляд, стОило бы провести раскопки, чтобы решить вопрос о том, было ли здесь кладбище, и кого здесь хоронили, раз и навсегда. М.б., это и сделают когда-нибудь...




Следующим пунктом программы является новая трапезная (1739-1742); в нее, правда, можно лишь заглянуть через распахнутые двери.
Пустые места на стенах -следы разграбления обители секуляризаторами. Единственная картина, оставшаяся на своем месте, — это "Тайная вечеря" (м.б., брак в Кане? Далеко больно, плоховато видно) работы Алессио д’Элиа (Alessio d’Elia). Следует заметить, что отцы трапезничали здесь считанное количество дней в году — по большим праздникам, да и то молча (слушали чтеца; вон, справа кафедра виднеется). А бОльшую часть года каждый из них съедал единственную трапезу в день в своей собственной келье — так велит картезианский устав.
Из трапезной должен быть выход в еще один клуатр, но туда пускали через соседнее помещение. А между тем на полу там есть (ну или должна быть — не видел) майоликовая фигура Эскулапа. Предполагается, что Эскулап некогда украшал пол монастырской аптеки, но потом, после ее разорения в 1807 году, был перенесен сюда.
Вот вам и клуатр трапезной, а мимо Эскулапа я прошел, как дурак, не обратив на него внимания:
Но ничего, зато колонны хоть увидал. Предполагается, что колонны эти некогда украшали прежний Большой клуатр, снесенный при строительстве нового, куда мы все никак дойти не можем. В таком случае, эти колонны относятся к XIV-XV столетиям.

Мимо следующего помещения пройти нельзя никак (впрочем, через него проходит маршрут, так что, даже если вы очень не хотите, а пройти здесь придется). Это — новая кухня тех же 1739-1742 годов.
Тут нужно сделать маленькое, не относящееся к делу (как вы сейчас поймете) отступление. Если слава последующих монастырях, которые мы с вами посетим, связана с хранящимися или хранившимися там святынями, ну или со святыми, которые там некогда жили, то слава Сан-Лоренцо, увы, чисто мирского свойства. Легенда, тиражируемая в путеводителях и в сети, утверждает, что в день посещения Падулы императором Карлом V (он же был и неаполитанским королем — по наследству от дедушки Фердинанда II Арагонского, которого в Неаполе считают III-им) монахи приготовили для огромной монаршей свиты омлет из 1000 (по другой версии, 5000) яиц. Плохо, конечно, когда такому знатному монастырю нечем похвалиться, кроме этого баснословного омлета. Хотя, если бы они здесь торговали земелькой с могилок преподобных, разве это было бы лучше?

Так вот, кухня эта устроена в 1739-1742 годах, а император Карл умер в 1558 году, так что омлет, если таковой и существовал, был приготовлен не здесь. А во времена Карла здесь, скорее всего, была часовня, так как недавно, удалив побелку, исследователи обнаружили на задней стене кухни неплохо сохранившуюся фреску со Снятием с креста.
Рядос с кухней находились обширные винные погреба Сан-Лоренцо. Хоть это и кажется удивительным, но строгий устав, запрещавший мясо в течение всего года, а посты предписывавший проживать на хлебе и воде, разрешал картезианцам пить вино. Естественно, в разумных количествах. Излишек продавался на сторону. Не знаю, делали ли местные картезианцы знаменитый ликёр "шартрёз" (я на это очень надеялся; у меня был тайный план: из каждого монастыря привести домой по бутылке чего-нибудь эксклюзивного), но сейчас здесь его точно не продают (а вот в знаменитой Чертозе-ди-Павия его делают!). Монахи так ревностно относились к собственному винному заводику, что в 1780хгодах наняли для его реконструкции известного тогда винодела Франческо Райя (Francesco Raja), а, поскольку тот не выразил радости от предстоящей вечно постной кухни, они специально закупили для него мясо — небывалое нарушение устава! Увы, в погреба не пускают.

Вы, наверно, уже сбились со счету с клуатрами ! Перед нами еще один — клуатр Прокураторов. Прокураторами назывались отцы, избранные приором для помомщи в управлении огромным хозяйством монастыря. И вот приходилось этим неземным эфирным отца покидать свои кельи и разбираться со счетами. В утешение им построили это место для экономических медитаций.
Если кто-то не признал суровых морских обитателей на первом фото, то я, веря на слово путеводителю, сообщаю вам, что это дельфины. Впрочем, у неаполитанцев была какая-то странная манера изображать этих милейших тварей, вспомним, например, фонтан в Казерте: http://sibeaster.livejournal.com/30000.html.


Закругляясь, скажу пару слов о моих источниках информации. В музее в каждом помещении и каждом клуатре выставлен стенд на итальянском и английском языках. Есть ли здесь живые гиды — не ведаю. Если есть, то мне их (гидов) очень жалко, потому что доезжают сюда немногие путешественники. В этот прекрасный день 4 ноября, когда в России праздновали победу 400-летней давности над нашими вечными врагами-поляками, я гулял по обители совершенно один. ОДИН.

Я хотел купить в сувенироной лавке какую-нибудь книжку про Сан-Лоренцо, коль уж шартреза здесь нет. Но простенький путеводитель за 4,5 евро был только на итальянском, и, к тому же, повторял слово в слово информацию, уже прочитанную мной на стендах. Еще местный грабитель торговец сувенирами показал мне книжку потолще, с картинками, на английском, но без ценника сзади. На мой вопрос Quando он, не моргнув глазом, сказал Diciotto. С некоторых пор я прекрасно понимаю итальянские числительные, но от такой наглости я просто выпал в осадок. Diciotto — за одну книжку? Да, — подтвердил он. А на случай, если я не понял, он старательно написал на бумажке — 18 евро. Так местный грабитель лишился верной добычи в моем лице)))

Вы заметили, как долго мы ходим по монастырю? Он совершенно точно является самой большой Чертозой и, по мнению некоторых, самым большим по площади монастырем Европы. От первых ворот, через которые мы попали в передний двор (там, где был фонтан), до финальной лестницы (местный шедевр, мы должны до туда добраться) дистанция в 350 м по прямой (а мы не про прямой идем). Площадь, занимаемая монастырем, составляет 51 000 м2 = 510 соток = 5,1 га. Так что это мы еще быстро управились!

Следующий очерк будет последним — мы наконец-то увидим Большой клуатр и монументальную лестницу.
...   

Читать далее...

 
06:18 04.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Кампания. Чертоза Сан-Лоренцо-ди-Падула. Часть 5

077-большой клуатр

Вот мы и добрались с вами, дорогие читатели, до самых известных частей Чертозы Сан-Лоренцо — Большого клуатра и Большой лестницы. В тех редких путеводителях, которые упоминают о нашей Чертозе, вы встретите фотографии именно этих частей. И немудрено: немало еще готических церквей с барочной отделкой или кухонь, где можно приготовить огромный омлет, каждый из нас может увидеть. А вот такого грандиозного клуатра (150 на 104 м) вы, пожалуй, нигде и не увидите.


Устройство того клуатра, в который мы с вами сейчас вступим, началось в 1583 году при приоре Дамиано Фестини. Предполагается, что за образец был взят знаменитый клуатр рук Микеланджело в римском монастыре Санта-Мария-дель-Анджели (в бывших термах Диоклетиана, сейчас там один из римских археологических музеев). Видать, на этом этапе деньги закончились, и работы возобновились через сорок лет — при приоре Джованни Баттиста Мандуччи (1628-1636). Задокументировано участие в строительстве клуатра известного мастера Козимо Фанзаго (Cosimo Fanzago, 1591-1678) с учениками; ими обустроены портики первого этажа, тянущийся над вторым этажом длинный ряд метоп, а также кладбище отцов в центре клуатра. Любезный двуязычный стенд не только выдал длину и ширину клуатра — 150х104 (для сравнения по данным вики рекомендованные габариты футбольного поля — 105х68, то есть в клуатре можно два поля разместить), но и количество пилонов — 84 штуки. Метопы они тоже посчитали, но я поленился списать цифру, тем более, что метопы эти я сфотографировать не смог: они очень высоко, и мой 3-зумный фотоаппарат не справился с задачей. Зато клуатр я старательно обошел по периметру, невзирая на расставленные местами запрещающие турникеты.


Чтобы убедиться, что я не с одной точки фотографировал, а все время двигался, обратите внимание на два деревца — они-то, в отличие от меня, перемещаться не могли. Деревья эти растут на кладбище отцов-отшельников. Такие жуткие площадки с оградками из черепов можно видеть и в других Чертозах (я такую наблюдал в свой самый первый приезд в Неаполь — в Чертозе Сан-Мартино). Кладбище отцов в Сан-Лоренцо выглядит так:
А вот как выглядит городок Падула из клуатра:sibeaster


Как я уже говорил ранее, Большой клуатр — это самое недоступное для профанов место Чертозы. В расположенных по периметру клуатра 24 кельях обитали 24 отца — отшельника, те самые, которые ели раз в день в кельях, выходили оттуда только три раза в день в церковь, а "общались" (вместе гуляли молча и так же молча обедали) исключительно по воскресеньям и считанным большим праздникам. В кельях, как любезно сообщали стенды, размещены образцы современного искусства, так что делать там внутри, очевидно, нечего. Впрочем, обстоятельства избавили меня от печальной необходимости знакомиться с "шедеврами" последних времен: все кельи, за исключение одной, были закрыты. В единственной открытой келье одна из стен одной из комнат была побелена, а посередине из стены торчал гвоздь. Сопутствующая надпись поясняла, что сей шедевр так и называется: "Гвоздь, забитый в стену")))

Не следует думать, что келья буквально подражала пещерам египетским пустынников. В той келье, в которой я побывал, было три комнаты, из одной из них был выход в садик. Сайт картезианцев, на который я ссылался ранее, сообщает, что по уставу келья вообще должна быть двухэтажной (зри: http://www.chartreux.org/en/carthusian-way.php). То есть келья представляет собой отдельный домик, где отец-отшельник мог молиться, читать, работать (в саду или мастерской), есть и размышлять. Мы еще увидим с вами эти кельи снаружи — из приорского сада.

Второй шедевр, котррый обещают те редкие путеводители, которые снисходят до упоминания о Чертозе, — это Большая лестница, ведущая в библиотеку, расположенную на втором этаже. Я как-то плохо понял английский текст, объяснявший уникальность сей лестницы: она вписана в цилиндрическое помещение, состоит из двух серий по 38 монолитных ступеней и разворачивается перед идущим подобно вееру. Таков буквальный перевод.

Я не стал ее фотографировать. Даже самым смиренным людям иногда приходится испытывать искушения от гордыни, и я этому искушению поддался))) Я эту лестницу решил заснять в виде фильма. За качество, выбор ракурсов, а также мелькающую постоянно в кадре тень смиренного оператора я смиреннейше прошу прощения.

Видел Большой лестницы




Библиотека, разумеется, была закрыта. Так что поднимался я по лестнице исключительно из любви к архитектуре и Чертозе Сан-Лоренцо. С лестницы можно спуститься в монастырский парк, который, как я вам уже говорил, отцы скромно называли Desertum — "пустыня". В тот момент выход был закрыт, но имейте в виду, что размещенное рядом объявление возвещало, что с пятницы по воскресенье в определенные часы доступ в клуатр и на лестницу — бесплатный. Так что если сам монастырь вам не интересен, а вы готовы ограничиться главными шедеврами, то вы можете это сделать абсолютно бесплатно.


Мы же с вами возвращаемся через клуатр. По пути можно заглянуть в устроенный в части бывших покое приора Археологический музей Лукании. У меня катастрофически поджимало время (вы же помните, какой коварный и каппризный autobus sostitutivo?), так что мимо музея пришлось пройти с гордым видом по стрелочке uscita. Выход обустроен через не задействованную в музейной экспозиции часть приорских покоев: в коридоре можно поглядеть фотографии других Чертоз, а в следующей, на первый взгляд тупиковой, комнате из ниоткуда выныривает смотрительница и открывает дверь в сад.

Если в келье отшельника было три комнаты, то в покоях приора комнат было раз в пять больше. Если садик отшельника был предназначен для сельскохозяйственных работ, то садик приора был похож скорее, как целомудренно заметил стенд, на сад борделя. Я вот никогда не бывал в садах при борделе, а вы, дорогие читатели?

Поскольку последнее фото запоминаеся лучше, чем все предыдущие, позволю себе показать вам, как выглядит одна из отшельнических келий из приорского сада:
Из приорского сада можно выйти в парк, а оттуда вернуться в передний двор. Поглядите по карте на заключительную часть нашего маршрута:
Большой клуатр — это q, Большая лестница — 58 (эллипс в левой части), выходили мы в сад через комнаты 30-32 и портик 33.

Вы, думаю, заметили, что во время нашей прогулки по Чертозе светило солнце и голубело небо? Как только я вышел из монастыря и двинулся обратно к станции автозаправке, солнце поспешило скрыться за тучами, а ветер, о котором я уже успел позабыть, задул с новой силой. Едва я дошел до заправки, полил дождь. Я и моя случайная попутчица-туземка (она припарковала свою машину на заправке и стала ждать автобуса) стояли под навесом и ждали...Сначала, опять-таки с пугающим 15-минутным опережением графика, приехал встречный автобус, кативший в сторону Лагонегро. Будьте внимательны и не сядьте в обратную сторону: на "морде" автобуса, напоминаю, висит расписание, да и водителя не грех спросить, куда он едет.

Мой автобус, двигавший из Лагонегро в Баттипалью, прибыл, наоборот, с опозданием (5 минут — фигня на фоне последующих моих приключений). Далее он старательно заезжал на каждую станцию и подбирал там народ. Против ожидания (было около полудня, и я думал, что буду единственным пассажиром) на каждой станции кто-нибудь заходил, так что после Поллы мы ехали в тесной компании. Естественно, как только мы выехали на автостраду и начали перебираться через горы, дождик превратился в ливень. Этот горный хребет — просто окна небесные! Так что пришлось снова сомнкуть очи...Все последующие мои телодвижения более-менее соответствовали расписанию: автобус прибыл в Баттипалью почти без опоздания, поезд из Сапри приехал вовремя, а час до Неаполя пролетел незаметно в объятиях Морфея. Поскольку продрог я преизрядно, пришлось заскочить в отель и одеть куртку (каковую я носил до окончания отпуска — лето стремительно завершалось), после чего отправился исследовать Неаполь.

Надеюсь, что вам понравилось. Мне — очень, увиденное с лихвой оправдало и ранний подъем, и долгую дорогу. Скажу заранее, что в Падуле удалось увидеть больше, чем во всех последующих монастырях. Все-таки здесь был музей, и постороннего здесь видеть были рады, а вот в действующих монастырях табличек "вход не благословляется запрещен" гораздо больше, чем "добро пожаловать". На этом позвольте откланяться, а в следующий раз мы с вами взлетим на высоту почти 1300 м над уровнем моря, чтобы изучить аббатство Монтеверджине.
...   

Читать далее...

Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
Ноябрь 2014
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Подарки

Войти