06:48 14.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Сан-Себастьяно

014-Сан-Себастиано

Четыре, целых четыре, прошлых рассказа были посвящены монументальной венецианской церкви Фрари, и то кое-что пришлось оставить за кадром. Чтобы разгрузить свой собственный ум и ум читателей, предлагаю сегодня прогуляться по простенькой церкви Сан-Себастьяно. Там не будет громких шедевров. Только легенький и яркий Веронезе в больших количествах.

Мимо многих венецианских церквей можно пройти, не заметив. Потому что по внешнему виду их трудновато отличить если не от сарая, то от плохонькой "массовой застройки" соответствующего века. И это не шутка. Вот почему подробный путеводитель приветствуется. Церковь Сан-Себастьяно, стоящая на берегу канала в Дорсодуро, из числа таких "сарайчиков"; ее стандартный фасад ничем не завлекает:

Первоначально на этом месте была маленькая часовня в честь Богородицы, затем в 1468 году ее расширили и освятили в честь святого Себастьяна, а в 1506-1548 году основательно перестроили под руководством Скарпаньино. Назвать получившееся творение шедевром ни у кого не повернулся бы язык, если бы не Веронезе, который тщательно расписывал ее в течение 25 лет (1555-1570). Злые языки, правда, говорят, что Веронезе были проблемы с законом, и в церкви он прятался от полиции (храмы тогда обладали правом убежища). Ну и чтобы не сидеть без дела, да и денежку заработать для подкупа неумытных судей, он все писАл и писАл. Количество работ Веронезе на кв. м Сан-Себастьяно можно сравнить, пожалуй, только с аналогичным показателем Тинторетто в скуоле Сан-Рокко. Только про скуолу знают все, а Сан-Себастьяно уютненько спряталась на задворках Венеции, и до нее не все доходят.sibeaster

Потолок содержит три плафона по мотивам Книги Эсфири. Вообще не самая популярная тема у живописцев, а тут еще наш протодиакон всея Руси подогрел интерес к Эсфири, Кларе Цеткин и Пуриму, так что не пропустите:
1. Гордую царицу Астинь изгоняют вон (если помните, она не пожелала показаться перед компанией пьяных мужиков, возглавляемых ее мужем Артаксерксом)
2. А это уже кроткую голубицу Эсфирь делают царицей:
3. Триумф Мордехая:
4. Слишком слащаво? Ну тогда можно поглядеть алтарный образ одной из капелл справа:
5. Есть на что полюбоваться и любителям жестких сцен. Это нужно глядеть в пресвитерии:
5а) Мученичество святого Лаврентия. Видите, его там на решетку укладывают:
5б) Мученичество св. Себастьяна. Это, так сказать, финальная сцена, а всем известный расстрел стрелами был, как вы помните, неудачным, ибо мченик выжил.
в) Мученичество святых Марка и Марцеллина:
6. Не нравится кровища по бородище? Тогда поглядите на мирные евангельские цены, которыми расписаны створки органа:
а) Благовещение:
б) Сретение (Представление во Храм, мы же на еретическом Западе, хе-хе)
в) Исцеление расслабленного в Вифезде:
7. А теперь дискотека ризница. Там стоит грозное предупреждение — не фотографировать. Но, похоже, не один я фотоаппаратом поработал. Фотографии, кстати, в настоящем рассказе — не только мои, но и из бесценной Вики.
а) Коронация Богородицы:
б) Евангелисты (тут все понятно):
Вот такой красочный и почти бессловесный рассказ про Сан-Себастьяно получился. Дело в том, что живопись, относящаяся к Ренессансу и позднее, ранее не попадала в сферу моих интересов, и поэтому знаю я о ней до обидного мало. Венеция на многое открыла мне глаза. Будем образовываться помаленьку)))
...   

Читать далее...

 
06:40 14.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Прогулка по Дорсодуро

013-Сан-Барнаба

Написав и отправив свой предыдущий рассказ (про церковь Сан-Себастьяно), я вдруг спохватился и понял, что начал с середины...Все-таки было бы неплохо просто прогуляться по окрестному району, который носит неблагозвучное для русского слуха название Дорсодуро. Спешу исправиться.
Дорсодуро я бы назвал неким венецианским подобием Васильевского острова. Это вроде бы центр, а вроде бы и не совсем. Один край Дорсодуро — восточная его половина — забита туристами: там находится знаменитая Галерея Академии и не менее известная коллекция Пегги Гугенхайм, здесь высится знаменитая Салюте с огромным куполом, и между всеми этими топ-достопримечательностями носятся любознательные японцы. А чуть западнее поток туристов как будто кто-то выключает, и начинается территория, где живут своей обыденной жизнью обычные венецианцы, совсем не похожие на выряженных гондольеров (эти последние, оказывается, вообще в большинстве своем родом из Местре, то есть с материка).


Я был здесь утром, когда стайки студентов с тубусами в руках бежали в университет, а степенные домохозяйки шли за продуктами. Вот вы, наверно, думаете, что венецианцы ходят за хлебушком к площади Сан-Марко? Ничего подобного! В районе Кампо-Санта-Маргерита я случайно набрел на обычный человеческий супермаркет, откуда они выходили с полными авоськами.

Ну супермаркетами, положим, трудно уже удивить. А вот, как вам, когда овощами и фруктами торгуют с баржи, пришвартованной к магазинчику, при этом продавец выбирает и взвешивает товар на воде, покупатель стоит на твердой земле, а деньги, переходя из рук в руки, одновременно с этим гуляют между водой и берегом.sibeaster

А как интересно здесь вечером, когда уже упоминавшееся кампо Санта-Маргерита забита гуляющими венецианцами с детьми, все кафе и пиццерии забиты, и стоит такой шум и гам, как в метро в час пик.

В общем, если вы хотите поглядеть живую, а не глянцевую Венецию, то вам сюда — в Дорсодуро: http://goo.gl/maps/hAR2D. От вокзала идти сначала по указателям на Риальто, а неподалеку от Фрари, которую мы уже с вами видали, высмотреть новый указатель — per Accademia. Если не ловить ворон и следить за указателями, то легко и быстро дойдете.

Я же гулял здесь в злополучное Рождество этого года, когда туман с утра начисто скрыл Венецию. На то утро у меня был намечен церемониальный заплыв на вапоретто до Салюте с фотографированием правого берега Большого канала. Не могу сказать, что видел что-нибудь кроме тумана))) Часов в 10 туман стал потихоньку рассеиваться, я на вапоретто вернулся от Салюте до Ка-Реццонико и отсюда пошел вглубь неизведанного Дорсодуро, имея первой целью уже описанную Сан-Себастьяно.
По пути первой попадается церковь Сан-Барнаба (то есть святого Варнавы), в которой сейчас размещался музей. Церковь интересна не сама по себе, а тем что дала свое имя целому классу венецианцев — барнаботи. Это были потомки разорившихся патрицианских семей, которым работать было западло стыдно, а просить милостыню — запрещено. Все они получали некий пенсион, на который могли скученно жить вокруг Сан-Барнаба, а на масло к хлебу они зарабатывали, продавая свои голоса на заседаниях Большого совета.

Потом была Сан-Себастьяно, о которой уже написано выше. Затем мой путеводитель уводил меня в разбойничий вертеп — квартал, где раньше жили николози. По пути была большая, но совершенно неинтересная церковь Сант-Анджело-Рафаэле. Вам наверняка будут хвалить тамошний цикл картин Гварди, посвященных истории Товии (там участвовал, как помните, титульный архангел этого храма), но на поверку картины оказались маленькими, неосвещенными, неудобно для осмотра размещенными, так что можно ими смело пренебречь. А вот через канал от церкви расположен дворец аж XIV века — Палаццо Ариани.

Неплохо бы его и покрасить было, да и вообще у него был очень заброшенный вид. А вот теперь мы уже и дошли до бандитского уголка — церкви Сан-Никола-деи-Мендиколи:
Вы только не подумайте, что это клирики храма были разбойниками! Да если бы и так, разве смогли бы они переплюнуть Владимира Михалыча? Просто район это был бедный, пролетарский (насколько можно применить это слово к средневековым реалиям) и, как неизбежное следствие, преступный. Местные бандиты, как и наши курские, солнцевские и прочие, именовались по родной местности — николози. Им противостояли бандиты с другого конца Венеции — кастеллани, то есть из Кастелло. Поблизости есть мост, где они вплоть до XIX века периодически побивали друг друга...Иногда до смерти...

А еще, если погулять по району, то можно на женскую тюрьму выйти: она называется Санта-Мария-Маджоре...Но не ради этого же мы сюда приехали, чтобы тюрьмы смотреть))) Есть там еще монументальная церковь Санта-Мария-дель-Кармине и большая скуола при ней, но об этом я писать еще не готов (причина банальна: это был последний день в Венеции, и я с ужасом понял, что потратился, поэтому на скуоле Кармине я решил сэкономить).
Настоящий центр района — это большое кампо Санта-Маргерита:
Самой церкви св. Маргариты уже нет — ее снесли. Заметьте, не только большевики занимались этим: в исторических городах церквей было так много, что и прихожан на них не наберется, к тому же чем-то приходилось жертвовать при реконструкции. А на заднем плане церковь с гораздо более интересным названием — Сан-Панталоне. Венецианцы вообще мастера искажать привычные имена: знаменитая церковь Дзаниполо — это на самом деле Санти-Джованни-э-Паоло, а Сан-Тровазо — о, это отдельный разговор.


[Сан-Тровазо]Собственно в Сан-Тровазо мы и завершаем наш маленький культпоход. Она известна тем, что у нее два совершенно одинаковых фасада: один — с канала
другой — с одноименного кампо:
Эти два фасада — отнюдь не памятник безудержной расточительности венецианских падре, а печальная необходимость. Храм посещали представители двух враждующих группировок — уже упоминавшихся николози и кастеллани. Чтобы они не устроили поножовщину прямо в дверях (для убийства во храме они были слишком благочестивы), пришлось устроить два входа. А чтобы ни одна группа не почувствовала себя обиженной, пробираясь через узкую боковую дверь, в то время как их соперники гордо шествовали сквозь парадные врата, в церкви и были устроены два одинаковых фасада.

Кстати, коль уж в фото попало, то еще один комментарий отпущу. Видите посреди кампо накрытый крышкой колодец? Такие есть на всех без исключения кампо. Город-то построен на воде, но...соленой — море же вокруг. Поэтому копать вглубь в поисках пресной воды было бесполезно. И все эти колодцы — это просто резервуары для сбора пресной воды, в преизобилии с неба поступающей.

Ой, ведь забыл сказать, что это за святой Тровазо такой, в честь которого церковь названа. Можно было бы, конечно, устроить опрос с ценным призом победителю, да только все читатели нечестно поисковиком воспользуются))) А без поисковика фиг догадаешься. Тровазо — это сильно искаженное Джервазио е Протазио, то есть Гервасий и Протасий — миланские мученики, мощи которых открыл для мира святой Амвросий. Об этом еще св. Августин в Исповеди рассказывал. Я был в Сан-Тровапо 7го января, а на 8ое у меня было назначено свидание с этими братьями-мучениками в миланской Сан-Амброджо. Так что визит сюда был репетицией встречи)))

Церковь — бесплатная и прстенькая внутри, но и здесь на краю венецианской земли есть, что посмотреть. Фотографии свои у меня получились плохо, так что я их позаимствовал в Вики.

Это святой Хрисогон, тот самый в честь которого построена большая церковь в римском Трастевере. Мы св вами, дорогие читатели, еще там не побывали, а я был))) В крипте, которая на самом деле является остатками раннехристианской базилики. Как-нибудь расскажу еще. Но вернемся к картине — это самое начало XV века, когда еще иконы и картины были очень похожи друг на друга.

А вот это уже картины, причем великого Джакопо Тинторетто:
1. Искушение святого Антония
2. Омовение ног
Про вторую Вики почему-то пишет, что находится она в Лондонской Национальной галерее. М.б., в Сан-Тровазо — копия? Дело даже не в этом.

Гуляя по венецианских церквам невольно ловишь себя на мысли, что фарисей из притчи о мытаре и фарисее был не такой уж и поганец, как его в триоди расписали. Вот человеку, совершенно незнакомому с христианством в Венеции делать нечего, ну если только на гондоле покататься. Потому что в каждой церкви можно видеть бесчисленные "Омовения ног", "Тайные вечери", "Снятия с креста" и т.д., и у "внешнего" на сто первой такой картине мозг взорвется. А я, не такой как прочие человеки: грабители, прелюбодеи или мытари, получал от этих бесчисленных повторений одних и тех же сюжетов несказанное удовольствие.

Ну а мы с вами на этом месте, где автор осмелился поспорить с тысячелетней традицией битья кувалдой в грудь с криками "грешен, грешен", расстаемся. А уж коли Тинторетто уже нам попался, то мы пойдем туда, где его работ выше крыши, и где сам он нашел свой последний приют. Это будет противоположная глухая окраина Венеции под названием Каннареджо.

ПЫ.СЫ. Случилось страшное: моя память меня подвела. В Венеции так много всего интересного, что оно немного перемешалось в голове. Ниже в комментариях можно видеть мой неизгладимый позор. Нет, ну надо же, фотографировал вроде бы оба палаццо, потом уже дома вспоминал маршрут и, исходя из маршрута, определял, что изображено на фотографиях. Ну вот в голове что-то щелкнуло.
Работа над ошибками:
1. Это — настоящее палаццо Ариани:
2. А это палаццо Зенобио, там действительно находится некое армянское учебное заведение:
...   

Читать далее...

 
06:30 14.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Мадонна-дель-Орто-часть 1

038-Мадонна-дель-Орто

Давненько я сюда не писал, однако. Неожиданно оказался в отпуске, так что провожу время вдали от компьютера. Постараюсь исправиться и расскажу, как обещал, об еще одной жемчужинке Венеции — церкви Мадонна-дель-Орто, что спряталась вдали от наводненного туристами центра на одном из островков района Каннареджо.

"Вдали" в Венеции — это каких-нибудь минут 15, потому что город-то невелик. Но благодаря запутанной системе каналов и улочек, зайти куда-нибудь "вдаль" — задача, трудно решаемая без карты. Именно поэтому в церковь, заполненную шедеврами Тинторетто и являющуюся еще и последним его приютом, доходят не все. В отличие от исписанной им сверху донизу скуолы Сан-Рокко. О последней я бы вам даже и не заикнулся, потому что количество бродящих по ней туристов с зеркалами в руках и путеводителями в зубах удивило даже видавшего виды меня. В общем, если вы полюбите Тинторетто, то в скуолу Сан-Рокко вы и без меня доберетесь (она спряталась сзади у Фрари), а вот кто желает увидать церковь Мадонна-дель-Орто, тех попрошу остаться.

Я, сознаться, полюбил в Венеции не только Тинторетто, но и готику. Дело в том, что в моей любимой Сицилии готики, можно сказать, и нет; в не менее любимом Риме — тоже (не считая единственную готическую церковь Санта-Мария-сопра-Минерва, но что такое одна готическая церковь против сотен не готических?) А вот в Венеции готики предостаточно, один шедевр — Фрари — я уже показывал, а вот теперь смотрим на церковь Мадонна-дель-Орто:

Если забыть про торчащую колокольню, увенчанную луковкой (явно восточное влияние), то все остальное ясно указывает на стиль строения. Стрельчатые арки, тоненькие башенки с игольчатыми шпилями (я бы даже сказал: шпильками), окно-розетка в центре и вновь стрельчатые окна с витражами по бокам, характерные для того времени многочисленные статуи — все это безошибочно указывает на XV век (ну а если заглянуть в подсказчик, то годы постройки фасада — 1460-1464 годы).sibeaster

Церковь несколько раз переходила от одной конгрегации к другой, даже сменила имя (изначально она была освящена в честь святого Христофора, а Мадонна-дель-Орто — это народное прозвище чудотворной статуи Богородицы, найденной в соседнем саду), но все это мало интересно, потому что главное здесь — это полотна Тинторетто (1518-1594), жившего где-то рядом, бывшего здешним прихожанином и тут же и похороненного (справа от главного алтаря). Картины были написаны именно для этой церкви, то есть находятся на своем законном месте.
Внутри нас вполне закономерно поджидает великолепная готика:
И самое интересное находится в алтаре. Вы уже видите полотно слева, занимающее всю стену вплоть до свода? Это "Поклонение золотому тельцу" (традиционное название, мы увидим, что телец там — далеко не самый главный персонаж). Справа симметрично расположено столь же значительное полотно — "Страшный суд". На месте их приходится рассматривать под углом, так как в пресвитерий не пускают. Мы же, любезно воспользовавшись неисерпаемыми сокровищницами Википедии, поглядим на них анфас:
1. Поклонение золотому тельцу
Как видите, тут дело как раз не в тельце. Тинторетто известен своей мастерской работой со светом и тенью, и на примере этой картины это мастерство можно продемонстрировать. Телец и поклоняющиеся ему израильтяне находятся внизу картины, в полумраке. Это полумрак концентрируется во тьму вокруг идола. Персонажей на картине, как и всегда у Тинторетто, очень много: здесь и сомневающиеся, и убеждающие, и пьяные, и готовые э-э-э плодиться и размножаться, не отходя от кассы. Есть и искренне поверившие в тельца, взирающие на него с восхищением. И над всем этим обезумевшим собранием клубятся мрачные тучи, предвещающие несчастья.

А вот выше...Яркий сноп света, множество ангелов, летящих вниз и несущих Скрижали завета. И в центре этого сияния Моисей с иссохшим от поста телом (ведь он 40 дней ничего не ел), но сияющий и преображенный (помним ведь, что от его лица исходил свет, который он маскировал покрывалом).

Какой контраст, какая разница между так ничего и не понявшим, погрязшим в разврате и идолопоклонстве Израилем, с одной стороны, и бесконечно прекрасным горним миром, в котором экстатически уже находится Моисей!
Вот вам Моисей поближе:
2. Страшный суд
Все сказанное о "Поклонении тельцу" можно повторить и здесь. Тот же невыразимый контраст между восходящими в горняя праведниками и падающими в глубины ада грешниками. Как и в "Поклонении" здесь есть четкая граница между светом и тьмой: там это были клубящиеся облака, здесь же — некая черта, в которую из последних сил вцепились грешники.
К сожалению, оценить это полотно по достоинству мешает его великая тезка из Сикстинской капеллы работы Микеланджело. Действительно, после Микеланджело писать Страшный суд невероятно сложно. Но мне кажется, что Тинторетто с блеском справился с задачей. Там у Микеланджело сложная многочастная поэма, здесь же у Тинторетто разрубленное в одно мгновение бытие мира, своеобразное повторение первого дня творения — отделение света от тьмы.

В пресвитерии есть еще две работы Тинторетто. Я уж, с вашего одобрения, не буду мучить вас своими комментариями — просто полюбуйтесь:
3. Видение апостола Петра. Князь апостолов видит предстоящий ему крест
4. Казнь апостола Павла (тут уж за качество извиняйте: фото мое, в Вики почему-то не нашлось лучшего)
Не могу удержаться от того, чтобы напомнить, что я вас водил и к костям обоих апостолов в Сан-Пьетро и Сан-Паоло-фуори-ле-мура, и к месту казни Павла в в Тре Фонтане. Так что у нас получается очередное изящное рондо. А вот дать ссылки на собственные записи я не могу: после очередной поломки ЖЖ мне не попасть в собственный журнал (захожу через свой почтовый ЖЖ-ящик, он почему-то нормально работает). Враги, кругом враги. Или лучше так: искушения, батенька, искушения.


На этом настоящая запись заканчивается, но не заканчиваются работы Тинторетто в церкви Мадонна-дель-Орто. Мы еще сюда вернемся, если, конечно, ЖЖ решит меня впустить)))
...   

Читать далее...

 
06:21 14.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Мадонна-дель-Орто-часть 2

042-Введение во Храм (Тинторетто)

Сегодня был прекрасный день))) Так что можно исполнить супружеский гражданский долг перед читателями и дорассказать про Тинторетто в церкви Мадонна-дель-Орто. Мы с вами в прошлый раз смотрели его работы только в алтаре, но в правом нефе есть еще пара шедевров, на которых мы и остановимся поглазеть.


1. Введение Богородицы во Храм

Злые языки (мой путеводитель, в том числе) утверждает, что Тинторетто и Тициан писали одновременно один и тот же сюжет. Типа, кто из них круче. Ну, честное слово, путеводители иногда — прямо как дети. Вот ни за что не поверю, что два больших мастера занимались такой ерундой, как социалистическое церковное соревнование. Все же для сравнения дам ссылку на картину Тициана, находящуюся в музее Академии: http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/7/7a/%22Pr%C3%A9sentation_de_la_Vierge_au_Temple%22_de_Titien_%28Accademia%2C_Venise%29_%288103563222%29.jpg

Сходство очевидно. Оба использовали один и тот эффектный трюк: маленькая девочка — на бесконечно большой (по ее меркам) лестнице, а кругом много больших серьезных дядей и теть. У Тинторетто окружающей массовки гораздо меньше, но опять какая игра света и тени! Вся "храмовая" часть, в том числе, и перовсвященник — в тени; они — стремительно уходящее прошлое. А все настоящее сосредоточено в этой крохотной девчушке, вокруг которой все сияет (обратите внимание на облачное небо! солнечный свет исключен — сияние явно не от мира сего). Конечно в картине много натянутостей: и римский обелиск на заднем плане, и платьице XVI века на главной героине. Но за этот сноп сета, перемещающийся с маленькой Марией по бесконечной лестнице можно простить все анахронизмы.

Тут уж все же придется остановиться, чтобы сказать неприятное. Когда я был молодым и красивым, то безусловно верил всему, что в церковных книжках говорится. Теперь я просто красив (хе-хе) и сознАюсь, что мысль о том, что вся история Введения — просто миф, стала для меня некогда большим ударом. Что поделаешь: и святые ошибались, и Церковь вслед за ними. Если кому-то такая моя мысль кажется хульной и достойной анафем, перечитайте те главы Исхода, Левита и Второзакония, что посвящены устройству скинии и организации ветхозаветных жертвоприношений. Если бы девочка (не мужчина, не левит, не первосвященник!) хоть на минуту зашла в Святая святых, то боюсь, от нее не осталось бы мокрого места. Ее свои бы единоверцы забили бы насмерть. Не говоря уже о Том, Который за одно прикосновение к ковчегу побивал тысячи. Похоже, главная мысль праздника изначально состояла в том, чтобы показать новообращенным (в пику конкурирующей фирме — синагоге), что Боговоплощение сделало ненужным всю ветхозаветную канитель с жертвами и скиниями, а Богородица как раз и явила миру истинный храм Божества. Ну а потом эта ясная богословская мысль потребовала какого-нибудь зрительного образа, сначала его изобрели просто в качестве притчи, ну а затем в него поверили, и он стал жить собственной жизнью, не зависимой от создателей. Все ведь слыхали, что Марию в Святая святых кормили ангелы? А кто, пардон, оттуда горшки выносил?

Прошу прощения, если я чью-то веру обидел...Все же лучше не строить дом на песке — плохо все кончится.sibeaster

2. Ну а вторая картина — чудо святой Агнессы (помните мы бывали с вами в Риме в базилике и катакомбах, с нею связанных)
Если я вам опять повторюсь про мастера света и тени, то вы, наверно, вообще перестанете меня читать))) Поэтому я просто скажу, что показан один из эпизодов ее жития, когда она воскресила своего бывшего воздыхателя, чьи домогания, собственно, и стали причиной ее мученичества: http://www.pravenc.ru/text/63334.html. История, как водится, на совести авторов. Редакция настоящего ЖЖ оставляет за собой и своими читателями право делать выводы самостоятельно.

В церкви есть работы еще и сына Тинторетто — Доменико. А также — Тициана, Пальма Старшего и Младшего и многих других. "Товия с архангелом Рафаилом" Тициана, скажу честно, не пробудила во мне сильных чувств, поэтому ее мы опустим.

А вот еще одного автора нужно назвать громко и четко: Чима да Конельяно (Cima da Conegliano, ок. 1460-ок. 1518). Еще одно мое открытие в Венеции, хотя, как оказалось, две его работы есть у нас в Эрмитаже. Вот к чему приводит отсутствие искусствоведческого образования: столько раз ходил мимо...и проходил дальше.

В Венеции картины Чима да Конельяно разбросаны по нескольким церквам, и в этом случае я, пожалуй, отступлю от собственного правила рассказывать о церквах целиком (чтобы некое подобие путеводителя получилось), а посвящу один рассказ картинам этого автора, которые мне в Венеции попались.
...   

Читать далее...

 
06:00 14.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Несвятой святой или Повесть о настоящем человеке или Сан-Дзаниполо (часть 1)

006-памятник Маркантонио Брагадину

Не пугайтесь, только не пугайтесь...Никаких пространных цитат из басен преподобного Шевкунова или эпоса Бориса Полевого здесь не будет. Просто в ходе нашего путешествия мы прогнозируемо подошли к еще одной большой готической церкви — Сан-Дзаниполо, а по совместительству пантеону известных деятелей Венецианской республики. А поскольку мой приезд в Серениссиму был отмечен грандиозным ремонтом фасада Дзаниполо (Ой, ну что вы, зачем столько почестей? Я был готов и нереставрированным фасадом полюбоваться...), так что мне его и рассмотреть-то толком не удалось, мы с вами сразу пойдем внутрь и займемся любимым делом — осмотром надгробий. И одному очень незаметному памятнику и покоящимся за ним останкам (ниже будет объяснено, почему употреблено такое выражение) настоящего несвятого святого и настоящего человека первый рассказ и будет посвящен.


Беременным, маленьким детям и плотно поужинавшим не рекомендуется.
Для начала несколько полезных ссылок для расширения нашего кругозора и, заодно, напоминания вновь присоединившимся читателям:
1. http://www.basilicasantigiovanniepaolo.it/ сайт базилики
2. рассказы автора о другой примечательной венецианской готической церкви и пантеоне Фрари: и еще три последующих поста
3. римская "тезка" — церковь в честь этих же мучеников на холме Целий
Еще в электронной версии "Православной энциклопедии" была статья о Иоанне и Павле, где подробно рассказывались различные версии — легендарные и научные — жизни и почитания этих святых. сейчас эту статью почему-то поиском не найти, видимо, ее дорабатывают.

Ну а теперь по заявленной теме.
Когда-то давно Кипр принадлежал Венеции (ой, какая сносшибательная новость! Все же "Отелло" читали? Так вот сей ревнивый мавр был наместником Венеции на том острове). В 1571 году турецкий султан Селим II (сын великого Сулеймана I Великолепного и гордости Украины Роксоланы, героини бесконечного сериала, на который я вечно натыкаюсь в телевизоре) потребовал у Республики сдать Кипр, а после ее отказа объявил ей войну. В этой войне все было против Венеции: удаленность от театра боевых действий (а турок от Кипра отделял пролив), неумение христианских держав даже в минуту смертельной опасности объединиться, фанатизм турок и расхлябанность венецианской аристократии, привыкшей к блаженному безделию на прекрасном острове. 1 июля 1570 года турецкий флот причалил к берегам Кипра, в течение июля турки, не встречая сопротивления, захватили Ларнаку и Лимасол, 24 июля началась осада Никосии, а 9 сентября прежняя столица Лузиньянов пала. Преемник Отелло по имени Николо Дандоло вышел настречу туркам в своем пышном одеянии, надеясь на почтительное обращение со своей великолепной персоной, и был обезглавлен. Голова Дандоло вместе с требованием о немедленной капитуляции были отправлены к коменданту Фамагусты Маркантонио Брагадино. Этот последний и будет главным героем нашего рассказа.

К началу осады Фамагусты ее защитники — венецианский гарнизон и местное население — составляли не более тысяч человек. Их осаждала турецкая армия не менее 200 тысяч человек. Турки имели постоянное снабжение и получали регулярные подкрепления с материка, защитники же Фамагусты могли рассчитывать только на себя и, может быть, помощь венецианского или испанского флотов. Брагадино имел все основания сдаться, но он принял решение стоять до конца. Осада началась 17 сентября 1570 года и растянулась на всю зиму 70-71 годов. Венецианцы неоднократно предпринимали вылазки в тыл не ожидавшего такой дерзости врага, их артиллерия мног раз уничтожала осадные орудия врага. Более того, в январе к ним все же прорвалось подкрепление — аж целых 1500 человек со своими припасами.

Но время шло, запасы таяли, а помощи больше не поступало. Брагадино был вынужден изгнать мирное население за стены — турки не решились добивать изглолодавших горожан. К июлю 1571 года в городе из съестных припасов остались лишь хлеб и бобы, а весь гарнизон насчитывал всего 500 человек. 29 июля турки предприняли очередной, пятый по счету, генеральный штурм, но венецианцам удалось отбить и его. Цена была высока: убитые и раненые составляли около 2/3 из тех 500 человек. На рассвете 1 августа 1571 года венецианцы выбросили белый флаг. Они продержались против огромной армии более 10 месяцев.

Командующий турецкими силами Мустафа-паша уже неоднократно получал от султана грозные письма, недвусмысленно упрекавшие его в медлительности и бездействии. Поэтому он был только рад наконец-то свершившейся сдаче Фамагусты. Условия, добытые героическими защитниками, были более чем достойными: они со своими знаменами и оружием могли сесть на корабли и беспрепятственно вернуться на родину; те из горожан, кто не пожелал оставаться под властью турок, также беспрепятственно могли со всем своим имуществом уплыть к христианам. Защитники получили от победителей продовольствие, корабли и готовились к отплытию. 5 августа Брагадино с эскортом из старших офицеров и солдат (всего около 350 человек) прибыли во вражеский лагерь для торжественной передачи туркам ключей от Фамагусты.

Во время встречи Мустафа-паша неожиданно впал в истерику, обвиняя христиан в нарушении условий соглашения. Все венецианские офицеры и солдаты были обезглавлены, и из их голов была сложена пирамида у входа в шатер Мустафы. Брагадино отрезали уши и нос, после чего бросили в тюрьму. Его ожидала еще более ужасная и славная кончина.sibeaster

Две недели он пребывал в темнице, лишенный врачебной помощи, получая лишь жалкое пропитание, чтобы не умер раньше времени. В назначенный Мустафой день Брагадино протащили вдоль городских стен (он уже не мог идти), затем усадили на стул и вывесили его на этом стуле на рее флагманского турецкого корабля на посмеяние матросам. После этого унижения его привели на главную площадь Фамагусты, привязали к столбу, раздели и медленно стали сдирать кожу. Очевидцы утверждали, что мученик был еще жив, когда уже лишился кожи с верхней половины туловища.

Надругательство продолжилось и после смерти героя. Голова и кожа Брагадино были отосланы к султану, равно как и те 350 голов, о которых речь шла выше. Что там произошло с головами, уже узнать невозможно. А вот кожу Брагадино спустя 9 лет венецианцам удалось украсть из султанского дворца. В 1596 году эти ужасные останки были наконец положены в нишу в южном нефе церкви Сан-Дзаниполо.

В XX веке захоронение вскрывали по инициативе одного (точнее одной) из потомков Брагадино. В нише была найдена свинцовая шкатулка, а внутри нее несколько кусков потемневшей человеческой кожи. Они были помещены обратно и вновь закрыты памятной плитой. Когда вы окажетесь в Сан-Дзаниполо, пройдите медленно вдоль южной (правой от входа) стены и среди помпезных дожеских и адмиральских саркофагов вы увидите эту плиту:

Requiescat in pace

После всяких Катакомб капуцинов меня уже, как казалось, трудно чем-то ужаснуть. Оказавшись же около этой плиты, я почувствовал, что сознание медленно уплывает. Возможно, что я неплотно позавтракал или надышался свежим морским воздухом...Но как представляю себе, что пережил этот человек...Ой, ладно, так и заплакать...
 
05:49 14.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Гробницы дожей Мочениго или Сан-Дзаниполо (часть 2)

003-памятник Пьетро Мочениго

Прошлый рассказ получился очень мрачным, но так и задумывалось изначально. Все-таки настоящих героев нужно знать в лицо. Дальше будут истории попроще, а саркофаги поинтереснее.


Попроще истории будут потому, что политическая система Венеции была настолько продуманной, что не допускало хоть кому-нибудь вырваться при жизни в вечную славу. Дожей выбирали в результате очень сложной и запутанной системы (не буду пересказывать, ибо наши не совсем честные выборы покажутся по сравнению с венецианскими образцом открытости и демократии), слишком сильных личностей к власти не допускали во избежание возможной тирании, и в результате на дожеском троне часто оказывались уже очень древние старички. Но и это было мало: власть дожа с веками все более ограничивалась различными комиссиями и комитетами, так что каждый последующий дож все более напоминал современных конституционных монархов. На примере Фоскари мы уже видели, что "всесильный" дож не смог отмазать от приговора (к тому же, возможно, и несправедливого) своего собственного сына.

Зато правильно правивших дожей республика позволяла вознаградить посмертно. Во Фрари дожей было не так много, а вот в Дзаниполо ими все стены украшены. Так что готовьтесь...

Начнем мы с задней (при входе) стены базилики. Если встать к входу-выходу лицом, то слева можно увидать монумент дожу Пьетро Мочениго (1406-1476), правившему в 1474 — 1476 годах. До избрания на трон Пьетро был генерал-капитаном, то есть командующим венецианским флотом. Все это время шла война с Османской империей, причем генерал-капитану удалось прервать серию фатальных неудач. К тому же он непосредственно участвовал в утверждении венецианки Катерины Корнаро на кипрском престоле. После избрания дожем Пьетро Мочениго естественно свои морские подвиши прекратил, и его главной заботой стала попытка закончить миром затянувшуюся войну с Турцией. Переговоры только начались, как дож скончался. Война вновь возобновилась, а мир удалось заключить только при его втором преемнике (и, по совместительству, младшем брате) Джованни Мочениго. По слухам, Пьетро мог бы еще долго жить и править на радость венецианцам, но все же иметь в его возрасте гарем из 10 турчанок было непозволительной для здоровья блажью...sibeaster

Вот после такой скудной истории посмотрим на памятник дожа работы Пьетро Ломбардо (запомним это имя: оно еще нам не раз встретится).
И детальки поближе:
Фигуры по бокам, а также барельефы я, увы, сфотографировать не догадался, но даже запечатленное заставляет задуматься. Перед нами чисто ренессансный памятник герою — здесь не нашлось места ни сцене поклонения умершего Христу или Богородице (как на гробнице Франческо Дандоло, которую мы уже видали, ни евангельским событиям. Даже умерший как будто и не собирается вернуться в землю, из которой был взят. Напротив, он горделиво вышагивает среди пажей (хоть для турчанок не нашлось места, а то ведь для соблюдения исторической правды могли и изваять), будто уверенный в своем бессмертии. О бренности всего земного напоминают лишь три фигуры, несущие саркофаг. Это олицетворения юности, зрелости и старости.

Справа от выхода, симметрично гробнице Пьетро Мочениго, находится гробница его младшего брата и второго преемника Джованни Мочениго (1408-1475), правившего в 1478-1485 годах. Вообще-то избрание подряд двух дожей из одной семьи не очень приветствовалось если не буквой, то духом венецианских законов, но тут уж ситуация была неприятная. Джованни смог-таки договориться с османами о мире в 1478 году, но за это пришлось заплатить отказом от потерянных в ходе войны островов в Эгейском море, в том числе Эвбеи (ее итальянское название звучит не политкорректно — Негропонт). Более того, венециацы, связанные мирным договором, были вынуждены наблюдать, как турки высадились на побережье Южной Италии, захватили Отранто и устроили там резню не хуже, чем в Фамагусте (как символично! В день, когда пишется сей рассказ, папа Франциск как раз канонизировал 800 отрантских мучеников). Затем Венеция против своей воли была втянута в войну с Феррарой (положительно, сегодня день совпадений: об этой коротенькой войне я уже писАл причем знаменитый папа Сикст IV (все знают Сикстинскую капеллу? Он был ее заказчиком) сначала благословил Республику на войну, потом в ультимативной форме потребовал от Венеции капитуляции, а, получив от дожа и сената фигу вместо покорности, наложил на Серениссиму интердикт. И тут случилось неожиданность, на которую папа уж никак не мог рассчитывавать: дож, венециаснкий патриарх, сенат — все, как один, отказались исполнять волю понтифика, а пригрозили передать дело на рассмотрение будущего собора. Сиксту пришлось пойти на попятную и отменить интердикт, а потом еще и в бессильной злобе наблюдать, как Феррара и Венеция помирились без его святейшего разрешения. Еще при Джованни Мочениго крупно погорел Дворец дожей, но поскольку мы с вами договорились, что о всемирно известных местах здесь не будет ни слова, то о пожаре рассказывать не буду.

Ну теперь и на гробницу поглядим, работы Туллио Ломбардо:
Ну что я говорил? Чем важнее дож, тем проще памятник (и наоборот). Все-таки Джованни Мочениго побольше потрудился для Республики, чем его брат Пьетро, а гробница у него поскромнее. Здесь дож скромно лежит на своем смертном одре, а выше можно умиленно зевая наблюдать знакомую уже сцену: Богородица с Младенцем, в окружении святых, благосклонно взирает на молящегося дожа.

Межу гробницами Пьетро и Джованни Мочениго, прямо над входом, примостился их родич, живший столетием позже, по имени Альвизе (1507-1577), правивший с 1570 года. Впоследствии в жизни Венеции случилось еще три дожа из семьи Мочениго по имени Альвизе, так что историкам пришлось использовать для отличия одного лидера Республики от другого порядковый номер. Наш Альвизе носит номер 1. Альвизе, кстати (догадаться действительно трудно, так что не буду мучить вас), — это венецианский вариант имени Людовик.

На долю Альвизе I выпало стать участником или свидетелем многих важных событий. На его правление пришлась Кипрская война 1570-1574 годов, о самом трагическом событии которой я вам поведал раньше. За героическую гибель Маркантонио Брагадино (вот буду повторять, пока не запомните! героев нужно знать хотя бы по имени!) удалось отомстить: объединенные флота Испании, Венеции и папы разбили турецкий флот при Лепанто 7 октября 1571 года (вскольз упоминал. Громкая победа обернулась громким политическим пшиком: христианские державы так больше и не смогли выставить против турок объединенный флот, и оставшаяся без союзников Венеция была вынуждена помириться с турками, пожертвовав уже потерянным Кипром. Победа при Лепанто вновь прославила Венецию, а последующий мир Республику обесчестил.

Вслед за трагедией (смерть Брагадино) и триумфом (Лепанто) последовал водевиль: Венецию посетил по пути из своего прежнего королевства (Польщи) в новое (Францию) Генрих III Валуа — тот самый любимый сын Екатерины Медичи и последний король из дома Валуа, окруживший себя женоподобными фаворитами, а под конец жизни примирившийся с главным своим врагом Генрихом Наваррским. Когда Генрих посетил Венецию в июле 1574 года, еще ничто не предвещало его злосчастной судьбы, а прием, оказанный Серениссимой первому и последнему французскому королю, ее посетившему, был сказочным.

За водевилем вновь пришла очередь трагедии: в 1576-1577 годах город был опустошен чумой (жертвами ее стали по оценкам около 50 тыс горожан, при том, что население города перед эпидемией составляло 175 тыс). Альвизе Мочениго пережил эпидемию и начал строить в честь чудесного спасения города вотивную церковь в честь Христа Избавителя на острове Джудекка. До окончания ее строительства Альвизе Мочениго не дожил, и поэтому упокоился он вместе со своими предшественниками из его же рода в базилике Сан-Дзаниполо. Если кто-то даст мне ссылку на изображение его гробницы, буду очень признателен. Мой же фотоаппарат отказался ее зафиксировать.

Если я вам скажу, что в Сан-Дзаниполо лежит еще один дож из семьи Мочениго — Томмазо (1343-1423), правивший в 1414-1423 годах, то вы, боюсь, меня больше и читать не будете. Поэтому буду краток. Это дож прославился своей пророческой, как потом поняли, речью, произнесенной им в сенате за 10 дней до кончины. В своей речи Томмазо предостерегал соотечественников против участия в войнах на материке с целью приумножения континентальных владений: "Но пуще пожара опасайтесь всего, что связано с несправедливыми войнами, поскольку за такие ошибки правители расплачиваются перед Богом...Тщательно выбирайте моего преемника, поскольку от вашего решения зависит, достанется городу великое благо или великое зло...Многие (из сенаторов, Sib) ...склоняются к мессиру Франческо Фоскари, не зная, что он хвастливый суеслов, недалекий и легкомысленный, берущийся за многое, но достигающий малого. Если он станет дожем, вы непрестанно будете воевать. Он, имеющий десять тысяч дукатов, обратит их в одну тысячу. Он, владеющий двумя домами, не будет владеть ни одним. Все ваше золото и серебро, вся ваша честь и слава уйдут впустую. Ныне хозяева, вы станете рабами своих солдат и их капитанов".

Венецианцы не послушали своего мудрого дожа и потом больше ста лет непрестанно воевали со своими итальянскими соседями. А terra firma, приобретенная в результате этих войн, стала одной из причин, приведших к упадку Республики (мнение не мое, я боюсь такие великие суждения высказывать).
Тем, кто все же, преодолевая скуку и зевоту, дочитал до этого места, полагается приз. Вот как выглядит памятник Томмазо Мочениго, находящийся по левой (северной) стене Сан-Дзаниполо.


Сказке — конец, а кто слушал, тот в следующий раз получит...очень короткий рассказ с очень большими фотографиями.
...   

Читать далее...

Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
Ноябрь 2014
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Подарки

Войти