06:12 15.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Фрари-часть 2

022-монумент Джованни Пезаро

В этот раз мы попытаемся поглядеть надгробия и памятники, находящиеся во Фрари, тщательно обходя пока живописные работы (о них будет отдельный разговор). Здесь похоронено немалое число венецианских аристократов, память о делах которых почти выветрилась из голов их дальних потомков, но памятники и двум знаменитостям — Тициану и Канове — над славой которых время оказалось невластно.

Тициан, Канова, Джованни Пезаро

Ой, кажется интерьер церкви я еще не показал? Готика снаружи не обманывает: столь же великолепная готика ждет нас внутри. По счастью, францисканцы не погнались за капризной модой и не устроили из своего храма шкатулку с барочными росписями на вольные темы. Здесь царит голый кирпич, большие окна-витражи и уходящие, как кажется, в само небо тонкие своды.
Стена, которую вы видите впереди, — это никакой не иконостас. Этой П-образной перегородкой выделены во Фрари монашеские хоры. Там внутри 124 посадочных места (не знаю, насколько правомерно их стасидиями называть), на спинках мест верхнего ряда (50 штук) вырезаны Христос, святые и двое самих резчиков, под шумок увековечивших себя, любимых. Обо всем этом я узнал уже дома, так как мой путеводитель почему-то о хорах умолчал.
Ну а теперь вперед к памятникам.
Как выяснилось в Венеции, я, к сожалению, очень плохо знаю искусство эпохи Возрождения и позже. Множество великих художников для меня до этой поездки как будто не существовало. Это не про Тициана, конечно, потому что он есть у нас в Эрмитаже, и анекдот про то, что суровый король Филипп II собственноручно подавал художнику кисти, был мне знаком. Но именно из-за этого анекдота я был уверен, что Тициан — испанец. А он оказался уроженцем Венето, много лет работал в Венеции и умер здесь от чумы. Тициан желал быть похороненным во Фрари, где находились две его работы — "Ассунта" и "Мадонна Пезаро" (мы их еще увидим). Над могилой Тициана должна была висеть его последняя картина — "Пьета", но ее затем переместили в другую церковь, а ту, в свою очередь, разрушили, и в итоге полотно оказалось в Галерее Академии. В результате в чьей-то голове родилась мысль соорудить над прахом Тициана памятник, коль уж "Пьету" не вернуть назад. Венецианской республики к этому времени уже не существовало, да она и в годы своего существования роскошные монументы лишь дожам воздвигала. Поэтому памятник великому венецианскому художнику был установлен по заказу оккупационных властей, а именно австрийского императора Фердинанда I . Впрочем, конкретно этот император был единственным действительно популярным в австрийской Италии членом дома Габсбургов: он был единственным, кто счел необходимым короноваться в Милане как король Ломбардо-Венеции, он амнистировал участников очередного восстания в Ломбардии и проч. А еще он всю жизнь считался слабоумным, страдал эпилепсией и водянкой головного мозга, а в начале революции 1848 года предпочел покинуть трон.sibeaster
Ну вот, как всегда, начал с художника, а как перешел на коронованную особу, так Остапа и понесло. Мы же с вами памятник Тициану смотрим, а не Фердинанду:
Памятник был выполнен в 1838-1852 годах, так что модный неоклассицизм здесь играет всеми красками: множество аллегорий (здесь нашлось место Знанию и Природе — они обрамляют фигуру Тициана; Скульпутуре, Графике, Живописи и Архитектуре — они меж колоннами зарылись), крылатый лев с гербом дома Габсбургов (слишком высоко, патриотам было потом лень этот щит ломать). Барельефы на заднем плане — это повторенные в камне картины мастера: "Ассунта" (я же обещал вам его показать, так что покажу, не сомневайтесь), "Мученичество святого Петра" (в Вероне, не нашел в сети) и "Мученичество святого Лаврентия" (это уже здесь, в Венеции, в иезуитской церкви):
А саму фигуру Тициана с Природой и Знанием по бокам, а "Ассунтой" за спиной, я вам поближе покажу:
А напротив Тициана стоит памятник Канове. Тут вообще история с волшебным превращением. Памятник Канове сооружен по проекту самого Кановы, только предназначал его мастер не для себя, а для Тициана. Вот как все в жизни сложно! Канова выполнил проект еще в 1794 году, когда Венецианская республика еще существовала; затем случилось падение республики и неоднократный переход Венеции из рук Франции в руки Австрии, а потом в 1822 году умер сам Канова. После кончины мастера по подпсике были собраны деньги на монумент, и ученики мастера, не долго думая, реализовали уже имеющийся проект. Получился, как это и должно быть у Кановы, образец классицизма:
Причем, как оказывается (тоже узнал постфактум), Канова вообще похоронен на родине, а в Венеции осталось только его сердце, которое собственно и хранится во Фрари. Мне очень нравится идея Кановы с открытой дверью, влекущей героя в вечность; может быть, это воспоминание о его же памятнике последним Стюартам в римском соборе святого Петра (я в молодости очень любил Вальтера Скотта, а после прочтения его романов невольно становишься якобинцем -не то, яковитом — опять не то, якобитом

А вот еще один памятник увековечивает не гения, а пустое человеческое тщеславие. Хотя именно памятник Джованни Пезаро (1589-1659), дожу Венеции в 1658-59 годах, неизменно привлекает к себе "понаехавших". Сам Пезаро оставил по себе просто никакую память: его правление было очень коротким, пришлось на время Критской войны (1645-1669), в которой венецианцы хоть и проявили чудеса, но все же Крит потеряли. В общем, обычная фигура из разряда: родился, женился, умер. Но зато какое надгробие (и это еще не все влезло в кадр!):
Есть там и неизбежные гении, и совершенно неожиданные верблюды, и сам дож. Но самый барочный ужас прячется в нижнем ярусе:
Сам знаю, что плохо видно))) Мавры, поддерживающие ярус с гениями, одеты в невообразимые халаты и что-то похожее на драные треники. А вот между ними держит свиток с эпитафией иссохшая мумия, наподобие тех, что мы видели в палермитанских Катакомбах капуцинов.
Вот кто бы, кроме специалистов, помнил о доже Джованни Пезаро, если бы не этот помпезный монумент? Негры в драных трениках вознесли его в вечную славу)))

К сожалению, вижу, что меня опять в кости и надгробия понесло. Что поделаешь: жизнь любого рано или поздно завершается...Придется мне еще один рассказ надгробиям из Фрари посвятить, а потом, честное венецианское, будет сомтреть Тициана и Виварини!
...   

Читать далее...

 
05:59 15.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Фрари-часть 3

014-памятник блаж. Пачифико

Сегодня у нас будет одна меланхолическая история, пара анекдотов и несколько известных памятников.

Ассорти

Пожалуй, для соблюдения порядка изложения мы и начнем с этих "проходных" памятников, находящихся в правой ветке трансепта, как раз по пути к нашей меланхолической истории и анекдотам. Первым будет конный памятник Паоло Савельи, главнокомандующему венецианской армией во время осады Падуи в 1405 году. Собственно Савельи ничем, кроме своего памятника и нелепой (для воина) смерти от чумы, не прославился. А вот Падуя, которой больше века правило семейство Каррара, то союзное, то противное Венеции, в этом самом 1405 году окончательно вошла в состав Венецианской республики.
Я, признаться, до сих пор пребываю в некотором шоке от конных памятников в венецианских церквах. Всякие надгробия попадались на моем пути раньше, но вот чтоб меринов и кобыл в храм вводить — это уже запредельно.

Рядом стоит (уже без кобылы) еще один воин, а точнее флотоводец Джакопо (Якопо) Марчелло, умерший в 1488 году:
Мне что-то нечего рассказать об этом человеке (все слезы читателей по плану автора должны быть пролиты над судьбой дожа Фоскари), поэтому скромно позволю лишь обратить Ваше внимание на несчастных горбунов, которые несут на себе саркофаг.sibeaster

Еще один гроб — на этот раз действительно достойного человека. Здесь лежит блаженный Пачифико (почил в 1437 году), настоятель францисканцев-миноритов, при жизни которого Фрари была построена в нынешнем виде. Этот скромный человек удостоился роскошной терракотовой гробницы не за свои заслуги, а потому что ее ему уступил сенатор (всем понятно, кто кому уступил? Сенатор уступил гробницу настоятелю):
А куда же делся сенатор? — спросите вы. Построил себе новую за государственный счет Лежит рядом, но уж без роскошного саркофага.


Франческо Дандоло
Теперь мы еще пройдем через ризницу в смежное с ней монастырское помещение (дальше не пускают, там же архив), где лежит, ожидая пришествия Христова (как все мы, я, признаться, очень скептически гляжу на окружающую действительность — пора бы Ему прийти во славе, а?), дож Франческо Дандоло (1258-1339), правивший с 1329 года. В его правление республика воевала с тиранами Скалигерами, в ту пору обладавшими значительной частью Северо-Восточной Италии, и в результате впервые в истории захватила территории в материковой Италии, в том числе Тревизо. Дандоло прославился не только как воин (сам он по старости не воевал), а как мастер подковерной скорее подстольной дипломатии. Про него рассказывают две легенды:

а) Когда Венеция в очередной раз находилась под папским интердиктом, Дандоло поехал в Авиньон просить прощения у Климента V. Дандоло спрятался под столом (не пацсталом, а под самым настоящим обеденным), и когда Климент приземлился за столом, к понтификовым ногам и туфлям припал венецианский посол, поливая их горючими слезами. Грозный папа умилостивился. Тамплиеры до такого простого способа примирения с преемником св.Петра не догадались (или гордость помешала) и были сожжены. Правда, корыстолюбивый Климент еще и денег с Венеции получил...

б) Второй эпизод подстольной дипломатии еще более красочный. Во время войны Венеции с Скалиджери (на самом деле это была война всех против всех) в руки веронского тирана попала Падуя. Изгнанный правитель Падуи Марсилио Каррара видимым образом покорился завоевателю, но камешек за пазухой, разумеется, хранил. И вот Мастино Скалиджери послал Марсилио в Венецию для переговоров о мире. Марсилио Каррара и Франческо Дандоло, уже дож к этому времени, официально переговаривались так долго, что пришло священное время обеда. В процессе трапезы Марсилио уронил на пол салфетку. Оба сотрапезника одновременно наклонились за салфеткой, ударились лбами и в этом положении, невидимые для посторонних, договорились о том, что Каррара выбивает веронцев из родной Падуи, а Венеция соглашается вновь признать его тамошним деспотом, правда, уже под протекторатом Республики.

А рассказывал я вам все это, чтобы предварить фотографию гробницы Франческо Дандоло:
Обратите внимание на рельефное изображение Успения Богородицы. Это все еще византийская иконография: Богородица лежит на смертном одре, а Христос принимает в руки Ее душу. Никакого Вознесения Богородицы еще нет, а на дворе уже XIV век.

На фреске же святые Франциск Ассизский и Елизавета (вот только не спрашивайте, какая) представляют Богородице дожа и догарессу (так жену дожа титулуют). Выбор святых, похоже, обусловлен именами умерших. Кстати, помимо художественных достоинств эта фреска обладает еще и исторической ценностью: перед нами первое дошедшее до нас прижизненное изображение венецианского дожа.

Франческо Фоскари

Ну а теперь обещанная меланхолическая, трагическая и сентиментальная история. Мужики, наливайте! Женщины, доставайте носовые платки!
В XV веке, а точнее в 1423-1457 годах Венецией управлял дож Франческо Фоскари. На его долю выпала долгая война "всех против всех", закончившаяся в 1454 году долгожданным Лодийским миром. Ему довелось принимать императора Иоанна VIII, приехавшего на Запад просить помощи против турок. Ему же пришлось наблюдать за падением КПоля в 1453 году. Но столь долгое, насыщенное историческими событиями правление Фоскари так бы и осталось в памяти лишь немногочисленных историков, если бы не та самая меланхолическая и т.д. история. У дожа был любимый сын Якопо (Джакопо). В 1445 году Джакопо был обвинен в коррупции: предполагалось, что дожеский сын брал взятки. Поскольку свидетелей пытали, а обвиняемый бежал из города, так что дело рассматривали в его отсутствие, то можно подозревать и происки врагов, и грустную правду (трудно родственникам власть имущих удержаться от ценных подарков "по дружбе"). Джакопо Фоскари был приговорен к ссылке в Модону — венецианскую колонию на Пелопоннесе. Через 2 месяца молодой Фоскари не явился к месту ссылки, и его имущество было конфисковано. Все происходящее было пока что уголовным преследованием венецианского патриция Джакопо Фоскари, и никакая тень не посмела упасть на репутацию дожа.
Прошло два года — 1447 год. Молодой Фоскари тяжело заболел в изгнании, дож просил о снисхождении, и правительство приняло решение о помиловании юного коррупционера, принимая во внимание заслуги его отца.
Еще три года миновало — 1450 год. В ноябре 1450 года от руки неизвестного убийцы пал сенатор, который в 1445 году был одним из глав Совета десяти, обвинивших Джакопо в коррупции. Первоначально следствие никоим образом не подозревало дожеского сына, но вскоре на него поступил анонимный донос. Подозреваемый не сознался в преступлении даже под пыткой, но неумолимый Совет десяти приговорил Фоскари к пожизненному изгнанию на Крит. Был ли он виновным или нет — понять трудно: все-таки ничего, кроме возможного мотива, следствие предъявить дожескому сыну не смогло. Тем более, что для убийцы приговор был слишком мягким.
Дожу позволили увидеть сына в последний раз. Юноша умолял отца употребить все возможное влияние для смягчения приговора. Отец призвал сына повиноваться законам Республики. Больше они никогда не увиделись на этой земле: через полгода Джакопо Фоскари умер на Крите.
С этого момента Франческо Фоскари сломался: он все меньше интересовался государственными делами, перестал участвовать в важных заседаниях. В октябре 1457 года члены Синьории и три главы Совета Десяти предстали перед дожем с требованием отречься от власти. Одним из делегатов был тот, кто оглашал приговор о пожизненном изгнании покойного Джакопо, — наивысшая бестактность. Франческо Фоскари заявил, что ни Синьория, ни Совет десяти не имеют полномочий его сместить, ибо это прерогатива Большого совета. Делегаты донесли отповедь дожа до Совета десяти в таком виде, что сей почтенный "КГБ" решил не церемониться: никакого заседания Большого совета не будет, дож либо уйдет сам и получит пенсию, либо его силой изгонят из Дворца дожей, а имущество конфискуют.
Выхода не было. Франческо Фоскари отрекся от власти. С его головы сняли корно — дожескую "корону", его перстень преломили, а сам он по ступеням парадной лестницы спустился в лодку и уплыл из Дворца дожей в свой дом. Ему был избран преемник. Через неделю 30 октября 1457 года Франческо Фоскари умер. Члены Синьории и Совета десяти прекрасно понимали, что, хоть причиной смерти свергнутого дожа и стал сердечный приступ, настоящими убийцами являются они.
Поэтому умершему были устроены пышные похороны. В гробу он вновь лежал в корно, а его преемник шествовал за гробом в обычных сенаторских одеждах. Посмертно Фоскари вновь стал дожем...Его роскошную гробницу мы видим в главной апсиде Фрари, справа от алтаря.
Ну и где фотография, — спросите вы. Увы, — отвечу я вам, — во Фрари в пресвитерий туристов не пускают (в отличие от Сан-Дзаниполо), видимо, чтобы тициановский шедевр (о нем в следующий раз) не попортили. А фотографировать в полумраке и под большим углом очень неудобно. Да и в интернете что-то трудно найти нормальную картинку. Вот такая только:
Я так понимаю, что мужская половина уже напилась с горя, а женская выплакала глаза. Понимаю, меня самого эта история расстрогала.
Поэтому пока что мы с надгробиями завязываем и со следующего раза начинаем любоваться живописными шедеврами.

ПЫ СЫ. Это пост я писал неделю (!) У моего гоблина была какая-то невнятная истерия, он визжал, как резаная свинья. Отвлекаться на посторонние темы было невозможно. Зато теперь гоблин отбыл в недельную командировку, и я начинаю блаженствовать))) Ни дня без поста и молитвы! (последнее строго по желанию, но очень рекомендуется)
...   

Читать далее...

 
05:51 15.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Фрари-часть 4

021-Вознесение Богородицы (Тициан)

Мне кажется, что надгробиями уже утомились все, поэтому мы с ними временно прервемся. Тем более, что большинство посетителей ходят во Фрари смотреть не гробницы великих и не очень великих людей, а картины. Так что в этот раз рассказ будет представлять собой набор иллюстраций с минимальными комментариями.
В центральной апсиде за главным алтарем находится шедевр Тициана "Мадонна Ассунта" — Вознесение Богородицы (1518).

Кое-что об Ассунте

Это как раз тот случай, когда иллюстрация мешает работе воображения. Дело в том, что полотно писалось Тицианом конкретно для этого места в этой церкви. Все помнят, что мы находимся в готическом храме с высоченными (28 м) сводами? Картина "вписана" в храм: Богородица буквально взлетает в готические своды, и ангелы парят где-то между полом, где роятся эти смешные прихожане, и стрельчатым потолком, на котором приютился Отец Небесный. В этой картине нет ни одного статичного изображения: пораженные апостолы с очами горЕ и простертыми руками, смешные детишки-ангелы роятся вокруг Марии, Отец в сопровождении ангелов летит Ей навстречу. Если приглядеться, то узор вверху картины — это тоже рой ангелов.
Далее. В готическом храме еще и большие окна с витражами полагаются (здесь витражи, правда, поздненькие). И все это море света пронизывает картину. Чтобы в этом убедиться, имеет смысл прийти во Фрари вечером, когда вход уже бесплатный, электричество почти что полностью выключено. И во мраке сияет нездешним светом тициановская Ассунта.sibeaster
Взлетающую ввысь Богородицу видно сразу от входа, сквозь монашеские хоры (вот здесь первая картинка. А ведь когда-то этих хоров не было. Но чтобы прочувствовать эту картину, полезно будет опять-таки придти сюда поздно вечером или рано утром, до туристов. Попробуйте просто посидеть перед этой картиной (можно и постоять, но ноги в Венеции — вещь быстро устающая, и их беречь), и в какой-то момент этот вихрь с апостолами, ангелами и Богородицей подхватит вас и унесет в запредельные дали. Первый раз я думал, что виноват алкоголь (зашел сюда после ужина с поллитрой вина), но утренний визит переубедил меня: все-таки дело не в вине, а в гении Тициана.


Далее будут шедевры попроще, без столь возвышенных эмоций.
1. Капелла Корнер в левом трансепте. Алтарный образ здесь: "Святой Марк с предстоящими" Бартоломео Виварини (1474). Об авторе вот тут чуточку: http://it.wikipedia.org/wiki/Bartolomeo_Vivarini
Сюда уж, хочешь-не хочешь, бесплатно не попасть: в "неприёмное время" капелла закрыта. Сравните даты написания этой картины и предыдущей: всего-то одно поколение прошло, а какой скачок произошел. Вроде бы и все фигуры выписаны тщательно, и лица у них нормальные человеческие, но все какое-то неживое, вы не находите?
Иоанна Крестителя и блаженного Иеронима все узнали? (это те, кто слева) А вот фигуры справа я, признаться, без путеводителя не опознал. Ну с епископом в митре, понятное дело, что не може быть ясности, ибо святых епископов было много, и писали их похожими. Подсказкой может быть, кроме путеводителя, конечно, информация, что святого этого особенно почитали в Венеции, так как здесь хранятся его мощи. Правда, некий город на "каблуке" Италии утверждает то же самое...Теперь, думаю, вcе узнали?
Ну и, наконец, ближняя правая фигура — это, оказывается, апостол Павел. Без меча и не узнаешь.

2. Апсида в левом нефе — капелла миланцев. И алтарный образ здесь, разумеется, "Святой Амвросий с предстоящими" (дописана в 1503, уже после смерти автора), работы Альвизе Виварини (о нем здесь: http://it.wikipedia.org/wiki/Alvise_Vivarini) и Марко Базаити (http://it.wikipedia.org/wiki/Marco_Basaiti). Специально шел ее смотреть, потому что в этот раз у меня было назначено свидание со святителем Амвросием в Милане (как-нибудь расскажу):
Святых Себастиана и Иеронима, уверен, все уже узнаЮт. Еще на картине присутствуют Людовик Святой и Иоанн Креститель (слева от Амвросия), Григорий Великий и блаженный Августин (справа).

3. Теперь переходим одну из апсид правого нефа, где за алтарем находится полиптих Бартоломео Виварини (1482)
Про автора можно почитать по ссылке выше. Кроме легко опознаваемой Богородицы (шутка известная: у одного гида как-то спросили: почему у Мадонны всегда на коленях находится мальчик и ни разу девочка), здесь есть Петр и Павел (обратите же внимание на этого добряка Петра), а также Андрей Первозванный и Николай Чудотворец.
4. Ну а теперь пройдем в ризницу (мы через нее уже проходили, когда гробницу Франческо Дандоло посещали), потому что тамошний шедевр пропустить ни в коем случае нельзя. Все слышали: нельзя! Это сказано, потому что ризница частенько бывает закрыта "для литургических церемоний" (честное слово, так прямо и написано на решетке, перекрывающей вход). Дело в том, что большинство будничных месс совершается именно здесь, а для молящихся даже оборудован отдельный вход (см. здесь, предпоследняя фотография, вход — слева). Между тем, местный алтарный образ — это триптих Джованни Беллини (1488) на неисчерпамую тему Мадонны с предстоящими:
Предстоящие святые — Марк, Петр, Бенедикт, Николай. Выбор всех святых, кроме Петра, объясняется просто: это небесные тезки мужа и двух сыновей дамы, в честь которой был написан триптих. Мой путеводитель советовал мне пробежаться пару раз от Ассунты до триптиха Беллини, чтобы прочувствовать разницу между двумя изображениями. У Тициана Богородица летит, а святые на земле и на небе громко ликуют (судя по позам). У Беллини от Богородицы веет неземным спокойствием: Она уже там, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, и святые тоже там))) Качество работы бесподобно, так что технически это смело можно именовать шедевром. Но вот композиция — увы, нет тут никакой композиции. Это просто застывшие статуи, и совсем непонятно, как перед таким образом заказчица предполагала молиться. Участникам этой сцены уже настолько параллельны все земные огорчения и заботы, что помощи ждать от них — гиблое дело. А учитывая мое более чем прохладное отношение к сложившемуся у нс культу святых, картина бьет не в бровь, а в глаз.
Впрочем, можно вообще об этих ПГМ-ных материях не задумываться, а просто любоваться.

И снова Тициан
5. Ну и последнее на сегодня полотно — "Мадонна Пезаро" Тициана (уже не в первый раз у меня получается рондо). Оно вообще-то должно висеть на стене в левом нефе, но по каким-то неведомым причинам к моему приезду ее перенесли в одну из апсид этого нефа. Что было даже к лучшему, потому что освещение в апсиде несравненно лучше, чем в полутемном боковом нефе.
Путеводитель любезно обращает наше внимание на то, что все изображенные лица, кроме св. Петра и Франциска, писались с натуры, потому что это члены семьи заказчика. А самого заказчика мы видим в левом нижнем углу: это латинский епископ Пафоса Джакопо Пезаро. А самое главное: Тициан впервые в своей творческой биографии разместил Мадонну с Младенцем не в центре картины. При этом внимание зрителей все равно приковано к Богомладенцу и Его Матери, потому что на них Тициан направил яркий сноп света.

Ну что, всем понравилось? У нас впереди еще столько церквей с серьезной живописью, что, пожалуй, нужно сделать перерыв. В следующий раз у нас будет совсем не серьезный Веронезе из церкви Сан-Себастьяно, что в районе Дорсодуро. Название района полностью соответствует его сути: я по храму вообще бродил в одиночестве)))
...   

Читать далее...

Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
Ноябрь 2014
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Подарки

Войти