06:09 16.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Путешествие на Торчелло-часть 1

004-Сан-Микеле-ди-Изола

Пока наше голосование медленно, но верно склоняется в сторону абсолютного победителя, предлагаю покататься по Венецианской лагуне, чтобы увидеть знаменитые византийские мозаики острова Торчелло. Это, по счастью, не такая уж никому не ведомая глушь. Скорее наоборот, глушь очень посещаемая и известная, но она от этого ничего не теряет. Помнится, когда я впервые десантировался на Сицилии, то уже твердо знал про византийские мозаики в Палермо, Монреале и Чефалу, но это предварительное знание отнюдь не испортило сюрприза. Все-таки трудно поверить, что на другом конце Средиземного моря (по отношению к КПолю) можно увидеть столь прекраснные работы византийских мастеров. Так и в случае Торчелло, хоть и заранее зная про тамошние мозаики, увидеть их воочию посреди бескрайней заболоченной лагуны, почти что на необитаемом острове — о, это впечатление, на котрое не жалко было полдня отдать!


По порядку. Это было воскресенье,да еще и Богоявление в придачу. Утро началось с литургии, потом расскажу где; затем было ритуальное дефиле по Большому каналу на вапоретто № 1 с детальным изучением левого берега (а вот правый был оставлен на другой день, когда из-за тумана вообще ничего не было видно, так что Канал остался в моей памяти однобоким). Потом у Городских садов был взят на абордаж избран № 5.2 (кажется), на котором Венеция была посмотрена с тыла (остров Кастелло, Арсенал). Ну и, наконец, около полудня вместе с толпой вездесущих японцев и не менее большой толпой галдящих итальянцев я разместился на борту вапоретто № 12, и с этого момента началось мое знакомство с лагуной.

Надо сказать, что мои представления о лагуне и реальная лагуна различались, как небо и земля))) После сицилийских морей Венецианская лагуна представлялась мне так: чистейшее голубое небо, такая же чистейшая вода, бесчисленные рыбацкие лодки, а в них рыбачки топлесс, ну или, на худой конец, гондольеры, поющие гортанными голосами O sole mio. В реальности небо, чистое над Венецией, над лагуной сразу подернулось дымкой, через которую едва пробивалось бесполезное в смысле тепла солнце. Вода в лагуне была грязной, а местами грязи и водорослей было так много, что из них уже образовывалось некое подобие островов. Рыбаки и рыбачки топлесс, возможно, и существовали, но из-за тумана их не было видно вообще. А вдобавок ко всему у меня единственный раз за всю эту поездку проверили билеты (их наличие никого не интересовало даже в ползущей 3,5 часаэлектричке Венеция-Милан). Возможно, летом все и выглядит отраднее, а вот зимой отчетливо понимаешь, почему Венецию косили эпидемии, и почему жители стремительно уезжают из города на материк — климатец тут не для неженок.sibeaster

Ну по порядку. Сначала по правому борту был Сан-Микеле — знаменитый остров мертвых, породивший массу подражаний в живописи. В этот раз я, уже опознавший в себе маниакальную любовь к кладбищам, от посещения острова решительно отказался, так что довольствуемся малым:

Это, конечно, не саом кладбище, а тамошняя церковь — тоже Сан-Микеле — XV века.

Затем вапоретто пристает к Мурано, но не к его туристическо-стеклянной глянцевой части, а к э-э— задней части под названием Фаро (маяк). Здесь часть японцев отправилась смотреть стеклышки, а облегчившийся корабль направился дальше. "Ты правишь в открытое море, где с бурей не справиться нам..." Бури не было, а вот туман был, и мы шли по фарватеру, между бакенами:
Вот хотите верьте, хотите — нет, но и до, и после поездки на Торчелло над Венецией сияло солнце. А в море туман полностью поглотил лучезарное светило.
По пути, опять-таки справа по борту, попадается два заброшенных острова. Сначала — Сан-Джакомо-ин-Палудо, когда-то цистерцианский, а затем капуцинский монастырь:
При наполеоновской администрации (Венеция была частью Королевства Италия в 1805 — 1814 годах, а королем этой монархии был сам Наполеон, его еще в Миланском соборе короновали, о чем беседуют салонные завсегдатаи в начале "Войны и мира") монастырь был закрыт, остров приспособлен для военых нужд. Военные — французы, австрийцы и, наконец, итальянцы — остров так и не вернули Церкви, а в в 1960 году и они его покинули.

Слдеующая руина еще пронзительнее — это остров Мадонна-дель-монте, когда-то бенедиктинский монастырь, потом военный объект, а теперь печальное зрелище упадка:
Не грустите, дальше пойдут уже места обитаемые. Вапоретто причаливает сперва к островку Мадзорбо, а еще через пять минут — к Бурано. Собственно все слабые духом туристы, любители ярких раскрасок и фальшивых кружев (по официальной версии, работы местных рыбачек, а по тихому сообщению путеводителя — китайский ширпотреб) здесь остаются. А мы с вами, любители византийских мозаик, здесь пересаживаемся на местный подкидыш — вапоретто № 9, курсирующее коротким маршрутом Бурано — Торчелло.

Нет, я никоим образом не хулю Бурано. После всех этих хмурых вод лагуны и наполненных призраками заброшенных островов побродить здесь — одно удовольствие:
Как видите, здесь есть собственный Большой канал, уставленный рыбацкими лодками (все помнят: мы путешествуем в Богоявление! Никто не работает). А если пройти по каналу дальше (на фото № 3 — вдаль), то на местном водном такси за запредельную цену можно доехать до действующего францисканского монастыря на еще одном острове. Но в этом путешествии я четко контролировал свой кошелек и не допускал лишних трат, так что Сан-Франческо-дель-Дезерто осталось на потом и когда-нибудь...
Собственно через 15 минут мой вапоретто на Торчелло отчаливал, так что я здесь не разгуливал. Все слабые духом японцы остались на Бурано, а 12 смелых путешественников загрузились на борт и отбыли дальше. К сожалению, этот вапоретто был полностью крытым, так что пейзажей не будет. Хотя очень жалко... Остров Торчело — большой, практически пустынный, местами берега были укреплены, но потихоньку обваливаются; кое-где стоят изгороди, которые что-то здесь защищают (что можно украсть посреди моря?). Пристань на Торчелло такая простенькая, что наш капитан даже постелил доску, чтобы пассажиры, замечтавшись, в воду не сиганули.
Дальше вглубь острова идет канал, вдоль него дорога, по которой, мимо нескольких обитаемых домов и закрытых на зиму ресторанчиков искатели приключений идут на противоположный конец острова, где их уже ожидают восторги, ахи и вздохи, щелкания фотоаппаратов и прочие радости жизни.

Об этом — в следующий раз.
...   

Читать далее...

 
06:03 16.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Путешествие на Торчелло — часть 2

015-Санта-Мария-Ассунта и Санта-Фоска

Ну а теперь полюбуемся знаменитыми мозаиками Торчелло. Вообще-то на Торчелло две церкви: Санта-Мария-Ассунта (с мозаиками, платная) и Санта-Фоска (без мозаик, бесплатная). Вторую тоже хвалят ценители византийской архитектуры, ибо это ее чистейший образец. Но я в архитектурных терминах слаб, поэтому о Санта-Фоске пусть поют знатоки, а мы, скромные ценители прекрасного, пойдем туда, где есть мозаики...



Санта-Мария-Ассунта — дальняя. Вообще-то у нее есть еще и знаменитая кампанила, но ее, как назло, реставрируют. Она славна не формами (признаться, венецианские кампанилы не страдают разнообразием), а своим расположением "на краю света". Пришлось фотографию из Википедии взять, ибо сейчас кампанила закрыта лесами:
Вход в Санта-Мария-Ассунту — платный (5 евро), да еще и фотографировать нельзя. По счастью, стоял собачий холод, и смотритель периодически выбегал из церкви погреться на улице. Поэтому кое-чего зафиксировать удалось.

Церковь в ее нынешнем виде была освящена в 1008 году при епископе Орсо I Орсеоло, сыне дожа Пьетро II Орсеоло. Торчелло тогда был густо заселенным городом и центром епархии. С веками гнилой климат сделал свое дело, и на острове остались единицы, хотя епархия Торчелло существовала аж до 1818 года. После этой даты Санта-Мария-Ассунта перестала числиться собором, а, судя по ее состоянию, тут и литургии служат не часто. А поскольку, как показала практика, далеко не все туристы сюда добираются, в церкви царит атмосфера запустения. Жизнь ушла отсюда, но даже в своей смерти собор свидетельствует о тех временах, когда венецианцы были верными союзниками (а номинально, и подданными Нового Рима), когда византийское искусство было недосягаемой вершиной для "понаехавших" в Европу варваров, а христианство было не культурным наследием, а живой верой.

Ой, что это за кирпичные развалины попали в кадр? Приглядитесь повнимательнее, ибо ПЭ утверждает, что подобную структуру только в КПольской церкви св. Ирины можно видеть. В центре — место для кресла епископа, по бокам, амфитеатром, расположены сидения пресвитеров. Именно так в древности епископ возглавлял собрание верных, а пресвитеры почтительно окружали его. В таком порядке они сидели на литургии Слова, а затем, на анафоре, епископ подходил к алтарю и приносил Дары, а пресвитеры стояли на своих местах в амфитеатре. Алтарь, понятное дело, новый, постреформенный.sibeaster

А теперь возведите очи горЕ и узрите мозаику, которую византинисты единодушно считают шедевром.
На апостолов снизу можно пока не смотреть, это, несомненно, позднее добавление (местный путеводитель вообще говорил о XVIII веке). По изначальному замыслу в конхе апсиды посреди ослепляющего небесного золота парит Богородица Одигитрия. Она именно парит, а не восседает, как это обычно бывает, на престоле. Если размечтаться или погрузиться в экстаз, то можно даже вообразить, что под ногами ее ковер-самолет.
Вот та же мозаика, но "в лоб". Это уже из Вики, и у меня ощущение, что это скан из книги, как-то не по-живому все выглядит: поэзия улетучилась.
А теперь нужно повернуться "кругом" и посмотреть на входную стену. Здесь можно видеть самую раннюю из известных нам сцену Страшного суда. Как мы уже много раз видели в римских церквах, достаточно долго главным изображением в аспиде был вернувшийся в мир Христос. Соответственно в мозаики и фрески попадали сцены только из первых и последних глав Откровения, с тетраморфами-евангелистами, 144 тысячами праведников и шествующими в Небесный Иерусалим святыми.
Византийцы, как мы помним, Апокалипсис в храмах не читали (и мы следуем их похвальному примеру) и поэтому сцены из него не изображали. На Западе же напротив пугать себя и мирян грядущим Судом было очень популярным занятием, и в какой-то момент адские мучения заняли свое достойное место на храмовых стенах. Здесь же в Торчелло мы стоим на водоразделе: здесь византийские мастера работают над западным сюжетом. Вот, пожалуй, с чем сравнить можно: кое-где в нынешней Хорватии до 1960х годов служили римскую мессу по-славянски; тот же Запад и Восток, переходящие друг в друга.
Но довольно слов. Всю западную стену очень трудно запечатлеть, ибо для этого нужно отойти подальше, и тут-то мешает алтарная перегородка, отделяющая пресвитерий от храма. Беру из Вики что там есть:
Верхние ряды, думаю, пояснять не надо: сюжеты всем известные. А вот детали Суда давайте поглядим:
Престол уготованный, думаю, в комментариях не нуждается. А вот под ним — штука, мною доселе в византийском искусстве не виданная. Ангел держит в руках весы, на которых, видимо, будут взвешиваться добрые дела очередного подсудимого, а бесы пытаются склонить чашу весов в свою адскую сторону. Это уже не Апокалипсис, а что похожее на, тьфу-тьфу, видения Феодоры)))
Слева от Престола уготованного (то есть по правую руку от грядущего Судьи) земля отдает мертвых, лежащих в ней. Тем же занимаются звери-людоеды (анатомические подробности пропущены). В этом месте должна была быть суперкартинка, но, как на зло, именно в эту минуту фотоаппарат решил попортить резкость. Поэтому предлагаю картинку из Вики, хотя там тоже неважное качество:
Поверьте на слово, зверюшки очаровательны!

Парная этой мозаике сцена справа: здесь мертвецов отдает море. Обратите внимание на почти что голую даму — очевидная персонификация моря-океана
Неизбежная картинка — праведники в раю. Им полагается завидовать белой завистью подражать верой и благочестием, но почему-то праведники и вообще райские сцены получаются приторно сладкими. Уж коли зашла речь, то "Ад" и "Чистилище" Данте прочитал взахлёб (только приходилось в коммнетарии лазить, ибо далеко не все современники Данте были узнаваемы), а вот до высших сфер "Рая" так и не добрался — тоска смертная безмерное блаженство.
А вот всех пероснажей внизу, к стыду своему, не опознал. Понятно, что в дверях стоит херувим, после преступления Адама закрывший доступ в Эдем. Юноша с крестом в руках — это, видимо, благоразумный разбойник. А кто тогда семейная группа слева? Адам, Ева и их потомки? А кто тогда благообразный дедушка справа? Я в сомнениях...
А вот с грешниками все понятно! Если посмотрите выше на заднюю стену целиком, то увидите, что от Христа, сидящего на престоле, истекает огненная река (привет из книги Даниила!), а уж в этой реке мучаются грешники. А каков диавол! Это вам не однообразные скучные праведники фотографией выше.
Кстати, имеет смысл разглядеть лица грешников, увлекаемых огненной рекой. Четко виден император в диадеме, епископ с омофором, монах. Не обошлось и без двух басурман: в чалме и с серьгой в ухе. В целом диспозиция понятна: далеко не все благоверные и преподобные оказались таковыми в последний день. Вот еще картинка из Вики, явная репродукция:
Вот написал я все это и вспомнил, что у нас на носу неделя о Страшном суде. Так что вовремя получился рассказ, вовремя!
Обратный путь с Торчелло на "Большую землю" рассказывать не буду: сознаюсь честно, проспал))) Заснул как только отчалили от Бурано и проснулся, когда уже швартовались у Фондаменте Нове. Свежий морской воздух, тепло внутри салона после собачьего (пардон, он был именно такой) холода, голодный желудок (утром была литургия, так что умерщвлял я свою плоть до ужина, к тому же в заснеженной России это был Сочельник), яркие впечатления — результатом стал крепкий сон)))
Надеюсь, что вам понравилось. Быть может, я плохо заострил внимание на контрасте между несравненым великолепием византийских мозаик и водяной пустыней, их окружающей, так что заострю сейчас. Увидеть Византию под жарким сицилийским солнцем было чудом, увидеть ее же посреди бескрайней водяной пустыни — чудо еще большее. Хотя бы за этим впечатлением стоило сюда ехать.
Ну а в следующий раз мы совершим еще бОльший подвиг благочестия (хотя нет, какое благочестие! сплошной экуменизм) и посетим монастырь Сан-Ладзаро-дельи-Армени. Картинок там будет мало по объективным причинам, так что придется мне поработать языком, пером и клавиатурой.
...   

Читать далее...

 
05:52 16.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ, Венеция. Сан-Ладзаро-дельи-Армени-главы 1-3

045-Пьета

1. Пролог.
Из ливерпульской гавани,
Всегда по четвергам,
Суда уходят в плавание,
К далеким берегам...

Стихи, между прочим, Киплинга — того самого, который "Маугли" написал. А сделали из серьезного, как всегда у Киплинга, стихотворения песенку ни о чем супруги Никитины.
Поскольку до Ливерпуля ваш покорный слуга еще не добрался..Поэтому мы воспользуемся подручными средствами и сплаваем из Венеции на маленький островок в лагуне, на котором уже триста лет живет маленькая община армянских монахов. Сан-Ладзаро-дельи-Армени — важнейший центр армянской культуры, второе по значимости хранилище армянских рукописей, самый известный армяно-католический монастырь и т.д. И все это находится не где-нибудь у горы Арарат, а посреди Венецианской лагуны. Я уж не знаю, соберусь ли я когда-нибудь в Армению, и были ли там мои читатели, так что воспользуемся случаем для первого знакомства.

2. Путешествие в неизвестность.
Монастырь Сан-Ладзаро охотно пускает любопытствующих, хотя и по особому, раз и навсегда установленному, расписанию. В 15-30, каждый день, нас рады видеть. Чтобы воспользоваться этой возможностью, необходимо в 15-10 сесть на вапоретто № 20 на пристани Сан-Дзаккария. В другие часы вапоретто либо не доплывает до острова вообще, завершая свой путь на Сан-Серволо, либо проплывает мимо (летом), либо он вас высадит на островке, чтобы вы полюбовались крохотным садом, гаванью и маяком, но дальше вас не пустят. Имейте в виду, что Сан-Дзаккария — это несколько рядом стоящих причалов, и имеет смысл заранее узнать, к какому из них швартуется № 20.

Вообще-то картинок будет очень мало. По причинам, которые будут проясняться по мере прочтения. Поэтому пользуюсь случаем, чтобы показать вам церковь Пьета — некогда церковь приюта, в котором преподавал музыку Вивальди. На этой набережной (Рива деи Скьявони — набережная славян или рабов,т.к. к чести нашей нации эти слова в Венеции — синонимы) всегда праздно шатающаяся толпа, т.к. здесь швартуются кораблики, привезшие туристов-однодневок. По счастью, здесь стояла некая тумба, оставшаяся от какого-то увеселительного новогоднего представления, так что ждал я своего вапоретто, лениво наблюдая своих коллег-туристов и греясь на солнышке.
Дело было 7 января: утром туман был такой, что со ступеней вокзала не было видно противоположного берега Большого канала. На этот день была поставлена грандиозная задача поснимать правый (если плыть от вокзала к Сан-Марко) берег канала, но ничего кроме тумана в кадр не попадало. Часам к 10 туман начал рассеиваться, и даже выглянуло солнце. Пользуясь улучшением погоды, я прошел все намеченные для посещения церкви Дорсодуро (о сколько там интересного!), затем перешел мост Академии, прогулялся по району Сан-Марко (там тоже были несколько церквей из билета Chorus), убил час времени на музей Коррер (пустейшее дело! Но, увы, он входит в комплексный билет вместе с Дворцом дожей). Где-то к 14-30 я уже восседал на набережной, ожидая вапоретто, о чем уже и рассказал раньше.sibeaster
Какое изящное рондо получилось, вы не заметили?
Кстати, самые лучшие виды Венеции получаются с воды, вы еще не заметили? Пьета (см. выше) сфотографирована с борта № 1. А вот Сан-Джорджо (в данном случае фото не мое, взято из Вики) тоже явно с кораблика снимали, потому что с Рива-дельи-Скьявони монастырь виден, но плохо фотографируем (краткое причастие. А что? В ЦСЯ вполне возможно). Картинный вид:
Ну довольно слащавых банальностей! Нас ждет Сан-Ладзаро.

Теоретически мой вапоретто имел, помимо салона, и открытую палубу. Но день был промозглый, и я решил не рисковать здоровьем. Это было правильное решение! Едва мы отплыли от пристани, как погрузились в непроглядный туман. Сказать, что было видно что-нибудь, — это соврать. Бакены с горящими фонарями внезапно выныривали из мрака и затем в него возвращались. Никаких звуков извне, даже мотор звучал как-то глухо. Вата — вот правильное слово для этого тумана. И я еще жаловался на туман, по которому плыл на Бурано! То была легкая дымка по сравнению с нынешним.

Первый остров по пути, Сан-Серволо, вынырнул из тумана, подобно ранее описанным бакенам. БОльшая часть пассажиров вышла здесь, и на борту осталось 17 человек. Это и были те 16 героев и 1 болван, клюнувшие на рекламу армянского монастыря и пустившиеся сюда в туман (плюс одна "подсадная утка", см. ниже). От Сан-Серволо осталась такая картинка:
Это уже после отплытия, перед очередным нырком в туман удалось снять.

Туман продолжал сгущаться. О прибытии к Сан-Ладзаро я узнал, когда наша канатчица (не знаю, как зовут человека, в обязанности которого входит швартоваться к пристани и следить за посадкой-высадкой пассажиров; в нашем случае этот человек еще и дамой был) уже готовилась бросать канат. Добро пожаловать:
Там слева еще в маленькой бухточке стоит яхта "Армения". Из доски на набережной следует, что это первая армянская яхта, совершившая кругосветное плавание. Произошло это в XXI веке))) Что поделаешь: когда Колумб открывал Америку, армяне были под властью турок и персов.
Через туман, я надеюсь, все увидали красные монастырские стены. Тут я сознаюсь вам в том, что опять сел в лужу. Из всего, что я читал о Сан-Ладзаро, был сделан вывод, что меня тут встретят типичные армянские храмы, а то и копия Эчмиадзина. Увы, по внешности Сан-Ладзаро — обычный (это не похвала, а констатация факта) неброский итальянский монастырь. Никаких куполов, колоколен — ничего:
Дверцу на втором снимке видите? Нам туда.
Маленький кусочек земли между стенами монастыря и лагуной — это крохотный садик, набережная с балюстрадками, бухта с яхтой, башенка с флюгером и маяком. По пути туда я спешил на экскурсию, а на обратном пути все вышеперечисленное утонуло в тумане, так что фотографий, увы, не будет.

На прощание (а то вдруг не вернется, и придется всю оставшуюся жизнь провести посреди лагуны) — наш вапоретто:
Дальнейший путь любопытных туристов строго регламентрирован. На входе посетителей сортируют: армян — отдельно, остальных — в общую кучу. Общей кучей руководила девушка, прибывшая с нами на вапоретто (ея же аз, грешный, подсадной уткой нарек); армянами — местный армянин в светской одежде. Я поздно сообразил, что нужно было идти с армянами. Из было 8 человек — 2 семьи (папа, мама, двое детей, и все это умножить на два), в вапоретто общавшиеся друг с другом по-русски. Верю в братство между народами и убежден, что они бы переводили мне речь своего гида, который для армян рассказывал несомненно больше. Наш же гид говорила попеременно по-итальянски и по-английски, но, как всякая европейка, она была уверена, что нет Бога кроме Аллаха иной Церкви, кроме Католической, и иного обряда, кроме римского. Поэтому рассказывалось много банальностей типа: о, армяне отмечают Christmas (по ее мнению так надо было переводить христианское Рождество) 6 января — вчера (я там был 7го). Я ей аккуратно намекнул, что вообще-то 6 января у армян — это не Christmas, а Epiphany, каковой праздник совмещает темы и Рождества, и Богоявления, но понял, что девушка выпадает в осадок, и не стал более ей досаждать))) В общем, если будете в Сан-Ладзаро, смело идите с армянами: своим они рассказывают больше, и не вешают лапши на уши)))
Все, что мне там рассказали, будет доложено читателям в следующих частях повествования.
3. Интерлюдия.
Я понимаю, что все, кому было интересно проголосовать за нового папу за наш дальнейший путь, уже высказались. Венеция победила с огромным преимуществом. Ну что же, воля ваша. Как видите, я уже начал реализовывать волю большинства.
Сразу же скажу, что никаких красивостей, типа пьяцца Сан-Марко или Большого канала, здесь не будет! Как и вообще всего, что находится в пределах "золотого треугольника" (между Сан-Марко, мостом Академии и Риальто), где бродят несчастные туристы-однодневки. Нет! Только удаленные от центра церкви с шедеврами Тинторетто, Тициана, Веронезе и прочих гигантов. Программа уже начала реализовываться, как видите. Поэтому в поисках приключений мы и приплыли на удаленный островок Сан-Ладзаро. Здесь в монастырской тиши нас ждут древние манускрипты, статуя Кановы, останки жертв Армянского геноцида и даже египетская мумия (преподобный отец , молите Бога о нас!). Продолжение следует...
...   

Читать далее...

 
05:44 16.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Сан-Ладзаро-дельи-Армени. Главы 4-7


Paillot_de_Montalbert_Roustam_Raza_1806

4. Мхитар и мхитаристы
Вот мы и добрались до существенной части рассказа. Монастырь принадлежит с 1717 года ордену мхитаристов — особой армяно-католической ученой конгрегации. Здесь навряд ли умерщвляют плоть стоянием на столпе или закапыванием в землю семечек ростками вниз; цель этих монахов другая — во-первых, сохранить для мира духовные и интеллектуальные сокровища Армянской церкви и вообще Востока (это задача попутная, хотя сейчас она представляется главной). Ну а изначально предполагалось, что nруды мхитаристов приблизят день воссоединения Армянской церкви с Церковью Вселенской.
О сложных контактах между армянами, католиками и нами можно почитать в нашей ПЭ (http://www.pravenc.ru/text/76124.html#part_12). Были там и периоды резкого отчуждения, и "лобызания в десны" (особенно во время существования Малой Армении — Киликийского царства, оказавшегося между молотом и наковальней — Византией и крестоносцами), а в 1740 году институциировалась Армянская Католическая церковь (http://www.pravenc.ru/text/76126.html) — патриархат в унии с Римом. Быстро здесь не расскажешь, а глубокое погружение в этот сложный вопрос уведет нас слишком далеко.

Главный герой нашего рассказа святой Мхитар (1676-1749) был уроженцем Севастии Армянской (я так понимаю той самой, где сорок Севастийских мучеников заморозили), сейчас называющейся Сивас и находящейся в Турции. В юности он поступил в монастырь, затем много странствовал (в том числе в Эчмиадзин и Константинополь), еще больше учился и достиг в итоге звания вардапета — высокого ученого звания в Армянской церкви. В определенный момент он самостоятельно пришел к выводу о необходимости воссоединения с Римской церковью. К 1701 году вокруг Мхитара в КПоле образовалась группа согласных с ним ученых монахов.

О положении религиозных меньшинств в Турции, как и об отношениях ААЦ с КЦ и ПЦ, надо рассказывать или много, или ничего. Вкратце, христиане в Турции были объединены в миллеты — конфессиональные группы, главы которых обладали не только духовной, но и мирской властью над единоверцами. Так все православные, независимо от национальности и даже патриархата, числились единым миллетом во главе с греческим патриархом КПоля, все армяне подчинялись своему католикосу в Кполе (т.к. Эчмиадзин был где-то далеко, и Порте было удобнее взаимодействовать с католикосом "поменьше" рангом, но зато сидевшим у них под боком) и т.д. Те христиане, которые переходили в унию, оказывались в опасном положении : канонически, они ушли из своих Церквей и присоединились к Римской, а в глазах турок и своих прежних духовных вождей продолжали оставаться членами своих бывших Церквей. В результате при внешнем невмешательстве турок одни христиане притесняли и преследовали других, наглядно демонстрируя, какое "важное" место в их жизни занимало Евангелие. Если кому-то интересно, то можно почитать на более близкую нам тему о взаимоотношениях Антиохийского греческого патриархата и отколовшихся от него мелькитов (в той же ПЭ есть)sibeaster

В результате преследований от своих бывших единоверцев Мхитар со товарищи бежал из КПоля в Модону — венецианскую крепость в Морее (венецианское название Пелопоннеса). Опять-таки, рассказать о том, как венецианцы героически отбили у турок Южную Грецию в ходе войны 1684-1699 года, — никаких сил не хватит (хотя именно во время этой войны венецианское ядро сдуру попало в турецкий пороховой склад на афинском Акрополе, после чего Парфенон и стал той развалиной, которую мы привыкли видеть; кстати, наши Азовские походы были частью этой большой войны). Поэтому лишь напомню, что во власти Серениссимы тогда находился Пелопоннес, на одном из "кончиков" которого и находилась Модона. Здесь Мхитар основал армяно-католический монастырь, устав которого был одобрен папой Климентом XI. В 1714 году турки вновь напали на Венецию и к концу 1715 года вновь захватили Морею. Мхитар и мхитаристы были вынуждены бежать вместе с уходящим венецианским флотом. В Венеции им был выделен для устройства нового монастыря маленький островок Сан-Ладзаро, на который они высадились 8 сентября 1717 года, а мы с вами, читатели, — туманным днем 7 января года 2013го.

Положительно, рондо стало частью моей жизни)))

Но вернемся к мхитаристам. Сам Мхитар скончался в 1749 году, но его дело пережило своего вдохновителя. Монастырь Сан-Ладзаро сумел выжить даже во время французской оккупации. Наполеон, как известно, не жаловал монахов — бездельников и поэтому закрывал монастыри везде, куда только добирался. В Венеции были закрыты вообще все монастыри и скуолы. А вот Сан-Ладзаро не только не был закрыт, но даже получал субсидии от французского правительства. Потому что Наполеон, во-первых, уважал ученых (в частности, поэтому "выжила" и Гроттаферрата, в которой мы с вами как-то побывали, а, во-вторых, личным телохранителем императора был армянин Рустам Раза.

Свободной картинки со св. Мхитаром я не нашел. Можно его портрет увидеть здесь: http://mechitharine.ru/175YearspageE.html. А вот бравый Рустам, замолвивший при случае словечко императору за своих соотечественников, запечатлен во всей красе:

Предположим, что о Рустаме вы до моего рассказа и не слыхали. Но вот еще одного известного человек, чье имя связано с Сан-Ладзаро, вы знаете точно. Впрочем, об этом попозже.

Сейчас в Сан-Ладзаро живут (со слов гида) 12 иеромонахов, 4 монаха и 2 послушника. Чтобы удовлетворить любопытсто женской аудитории, сразу скажу: нам явил свой лик только один послушник. Он принес нашему гиду какие-то сувенирчики, явно для раздачи экскурсантам, но она их зажала себе))) Чем занимаются мхитаристы сейчас, расскажу по мере нашего продвижения по монастырю.


5. Церковь.
Как уже известно всем, наших вчерашних семинаристов нередко отправляют сразу же после рукоположения в какую-нибудь деревню Гадюкино, где им и надлежит отстроить что-нибудь похожее на храм Божий и начать там служить. Мхитару и его сподвижникам выпала схожая судьба. К моменту их прибытия на Сан-Ладзаро на острове находились развалины средневекового лепрозория. Все местные прокаженные давно умерли, а их приют давно заброшен. Вот из этих развалин мхитаристы и отстроили современный монастырь. При этом, экономии ради, здесь не крушили все до основания, а строили с использованием сохранившихся конструкций и материалов. Этим и обусловлен совсем не армянский внешний вид обители. Так что никакого Эчмиадзина на лагуне нет и в помине — обычный не слишком примечательный с архитектурной точки зрения итальянский монастырь.
Первым делом нас завели в церковь. Судя по всему, ее скорее достраивали, чем перестраивали, потому что готикой в XVIII веке уже никто не увлекался, а здесь готики очень много.
Фотографировать не возбраняют, но многолетняя практика уже доказала, что снимать без спец. оборудования в помещении — очень проблематично, и поэтому получилось запечатлеть далеко не все. Если перенести сюда человека с завязанными глазами и затем снять с него повязку, то далеко не факт, что ему удастся определить точно конфессиональную принадлежность храма. В сущности, рядовой католический храм того времени — "будки" для исповеди, боковые алтари для одновременного служения нескольких литургий, табернакли с вмонтированными дарохранительницами, картины барочной эпохи. Кое-какие фрески все же наводят на армянский след, и то лишь благодаря подписям на непонятном языке.
Из действительно интересного — окошки, сохранившиеся от "лепрозорной" церкви. Прокаженным по понятным причинам не позволяли находиться во храме, и за литургией они следили извне, через окошки:
А вот дальше заводлят в ризницу. Здесь показывают литургические тапочки: оказывается (честное слово, не знал), в армянском обряде служители одевают не только особые одеяния, но и обувь. При этом цвет тапочек коррелирует с цветом риз, так что были там и красные, и фиолетовые, и черные тапочки. Но от смешного до трагического всего один шаг: передняя панель алтаря в ризнице отдвигается в сторону, и там внутри показывают черепа жертв Армянского геноцида — отца, матери и ребенка. Эти останки тайно привез из Сирии кто-то из мхитаристов.

6. Интерлюдия.
Уже многие заметили, что современное общество как-то очень избирательно в своих симпатиях и антипатиях. Слишком много среди военных преступников из бывшей Югославии сербов и подозрительно мало босняков, а уж про косоваров и говорить нечего — одни герои. В ряде стран даже сомнение в Холокосте — уголовное преступление, а вот о не менее страшном массовом истреблении армян в Османской Турции в цивилизованном обществе принято молчать. Помните, как недавно французский парламент признал факт геноцида? Какие громы и молнии посыпались при этом из Турции! Потому что официальная турецкая точка зрения проста в своем цинизме: в 1915 году армянские мужчины сами умерли в массовом порядке, а армянские женщины, дети и старики сами, в приступе помешательства, надо полагать, бросили насиженные места и пошли пешком в безводные пустыни Сирии и Месопотамии, чтобы там умирать от жажды и болезней. И курдские бандиты без всякой команды сверху нападали на несчастных и добивали их.

А недавно читал об одном из заключительных аккордов геноцида — в Смирне в 1922 году. Город этот был в основном заселен христианами — греками и армянами, и после Первой Мировой перешел под временное управление Греции (дальнейшую судьбу города должны были определить сами жители на плебисците). Но потом случилась злосчастная греко-турецкая война и Малоазиатская катастрофа. Греческие войска эвакуировались из Смирны, а корабли Антанты — англичане и французы — стояли на рейде. Торжествующие турки подожгли город, а когда местные христиане, спасавшиеся от пожара, собрались на набережной, турки их хладнокровно убивали. Английские и французские офицеры умоляли свои командующих позволить им вмешаться, но официальная позиция была тверда: мы просто наблюдаем.

А теперь турецкие гиды в простоте душевной рассказывают доверчивым туристам о "византийском периоде турецкой истории". А недавно прошло сообщение, что турецкие туроператоры наконец-то начали организовывать туры по древним армянским храмам.


7. Столовая и начало музея.
Если вы читаете дальше, значит, вы все же признаете факт армянского геноцида, я так понимаю?

Дальше нас провели в столовую. Собственно человека, знакомого с распорядком жизни в русских монастырях, тут ничем не удивишь. А итальянцы хлопали в ладоши от восторга. Столы стоят буквой П, над верхней перекладиной П помещено большое полотно с Тайной вечерей. Над одной из вертикальных палочек П маленькая кафедра, с которой дежурный монах читает вслух жития святых во время трапезы.

Дальше начинается музей. Я понимаю, что монахи рассчитывают в основном на простодушных туристов, которые хавают все подряд. Но количество всякой всячины, которую сваливают на гловы посетителям, превышает разумный предел. Здесь и молельные барабаны из Тибета, и какие-то армянские народные промыслы, и портреты местных благодетелей (в их числе ваш покорный слуга узнал Наполеона III), и даже статуя пухлого младенца, каковая, как оказалось, принадлежит резцу великого Кановы и изображает Короля Римского, сиречь несчастного сына и наследника Наполеона. Нам, жителям великой и бескрайней Родины, гид затем сообщает, что Айвазовский, которого я в простоте душевной считал русским маринистом, имел армянские корни и подарил монастырю ряд своих работ. Получилось очень плохо (я не про Айвазовского, а про мою фотографию, но удержаться я не мог):


Но не картины Айвазовского приехали мы сюда смотреть, не так ли? Мне вот было интересно увидеть то, что относится к научной работе мхитаристов. И об этом, насколько это возможно, расскажу в следующий раз. А также о лорде Байроне и египетском жреце. И даже о Петре Великом.
...   

Читать далее...

 
05:34 16.11.2014
Іван Гонта опубликовал запись

ИТАЛИЯ. Венеция. Сан-Ладзаро-дельи-Армени-глава 8 и эпилог

лорд Байрон

Все узнали лорда Байрона?

Что-то никто не комментирует предыдущие рассказы. Наверно, картинок мало, и читать неинтересно. Что поделаешь: интеллектуальные наслаждения не всегда сопровождаются видеорядом. Если бы вместо Сан-Ладзаро, мы бы попали к майкрософтовским программистам, там бы тоже картинок было мало. А сегодня картинок будет еще меньше...


Глава 8. Окончание музея и библиотека.

Главное, ради чего стоит ехать на Сан-Ладзаро, — увидеть тамошнюю библиотеку. В Гроттаферрате, если вы помните, в библиотеку попасть не удалось — без объяснения причин. А вот в Сан-Ладзаро показали все. Библиотека там такая обширная, что в одном помещении уже не умещается. Первая библиотека по пути располагалась в галерее между двумя музейными залами, там-то как раз в углу пупсик Наполеон II Кановы и примостился. В этой библиотеке собраны печатные книги. Я слушал гида, стоя примерно посередине комнаты, и ближайший ко мне шкаф был забит под завязку томами Иеронима и Иоанна Златоуста. Вернувшись к пупсику, набрел на шкаф с Василием Великим. Гид, правда, утверждал, что литература здесь не только духовная, но и светская, но в глаза она мне не бросилась — наверно, в спецхране лежит, у настоятеля)))

Следующая после второго музейного зала библиотечная комната тоже битком набита книгами, но тут внимание отвлекли. Потому что посреди комнаты лежит египетская мумия. Ее, как я понял, в Сан-Ладзаро прислал французский консул в Египте — этнический армянин. Мумия ценна своей собственной сохранностью: очень хорошо сохранилось лицо, нос, уши. Практически живой человек лежит, только посеревший. Но есть еще и вторая ценность: покрывающее мумию тканое покрывало — подлинное и прекрасно сохранившееся. Комнату эту, впрочем, называют — нет, не комната Мумии, это было бы слишком просто))) Комната названа в честь очень известного гостя Сан-Ладзаро:

Все узнали лорда Байрона? Он в 1816 году регулярно приезжал из Венеции на островок, чтобы учить армянский язык. Зачем ему был армянский язык, если он в итоге поехал освобождать греков? Не знаю. По его собственному признанию, он развивал свой мозг.

Далее показывают издания, напечатанные в собственной типографии монастыря. Как и в Гроттаферрате, монахи усердно издают собственные научные труды, многочисленные обозрения по интересным им темам, а уж сколько рукописей из своего хранилища они открыли для мира!

Вот и до рукописей мы добрались))) Они хранятся в особом хранилище, построенном уже в XX веке, этаком многограннике со стеклянной крышей. Двери в хранилище всегда закрыты на ключ, и где-то на полпути гиды передавали друг другу ключи. Чтобы вы оценили масштабы происходящего, сообщу, что библиотека Сан-Ладзаро обладает второй коллекцией в мире по количеству армянских рукописей (первая — в Ереване). Со слуха я число не уловил, в английской Вики написано, что 4 000 манускриптов.

Стеллажи и шкафы стоят в два этажа и до самого потолка. Рукописи, понятное дело, не горят дают в руки, но кое-что выставлено в витринах для всеобщего обозрения. Есть там не только армянские, но и арабские, индийские и даже одна наша, русская. В одной из витрин выставлен указ Петра Первого, рукописный, естественно (его секретарша не обладала компьютерной грамотностью). К стыду своему, я ничего кроме первых строк про "царя и самодержца" прочесть не смог. Вот вроде и буквы похожие, а отсутствуют пробелы между словами — фиг догадаешься))) Сказать, что я ушел из библиотеки сильно просвещенным, нельзя, но ощущение причастности к одной большой тайне осталось)))

На обратном пути сфотографировал клуатр:
Время между первыми двумя и третьим снимками — какой-то час. За этот час туман сгустился еще более. Да, в Вики написано что-то про местных павлинов. Так вот, их не было. То ли было холодно и сыро, то ли Вики ошиблась (такое бывает).


9. Эпилог.
До прибытия вапоретто оставалось еще полчаса, а поскольку сидеть в местном сувенирном магазинчике и ничего не покупать — это как-то неловко, я пошел гулять по скверику перед пристанью. Да, надо сказать, туман был знатный! Я там чуть не столкнулся (в буквальном смысле) с тем самым послушником, который принес нам сувениры, которые гид присвоила себе (дом, который построил Джек). Он что-то там делал внутри маяка (был слышен какой-то скрип), а потом вынырнул буквально из ниоткуда на крейсерской скорости, так что я еле отскочил и избежал столкновения. Вот была бы хохма для местной прессы: два пешехода столкнулись в тумане! Как в этом тумане вапоретто нашел наш остров и как сумел вернуть нас в Венецию, я не знаю. Это было настоящее рождественское чудо.

За те три часа, что я отсутствовал, все в Венеции изменилось. Туманище был такой, что фонаря на кампаниле Сан-Марко не было видно. Да что уж там, сама кампанила уже в десяти шагах исчезала в тумане. Постоянно что-то гудело. Меня бывалые люди научили, что в случае наводнения загорится красный фонарь на кампаниле Сан-Марко, а потом будет пронзительная сирена. И вот шел я, и думал: а ведь красного фонаря мне не увидеть, и гудки идут беспрерывно. Может быть, ОНО началось, а я даже об этом не узнаю. Но потом посмотрел, что владельцы лавок в районе Сан-Марко совершенно спокойны (а ведь их первыми затопляет), и махнул рукой на страхи.

Потом выяснилось, что гудели вапоретто на Большом канале))) О, это вечернее путешествие по каналу, да еще и под хмельком (Моя стандартная доза — пол-литра вина. А что такого? Если литровая бутылка воды и пол-литра вина стоят в траттории одинаково, то кто же будет пить воду?), было незабываемо! Та же вата, что и на пути на сан-Ладзаро, только каждые три минуты причаливали то к одному, то к другому берегу, да постоянно разъезжались со встречными вапоретто. Таковы были последние впечатления от Венеции)))sibeaster
...   

Читать далее...

Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
Ноябрь 2014
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Подарки

Войти