06:05 25.12.2014
Іван Гонта опубликовал запись

РИМ. От Сан Джованни ин Латерано к Санти Джованни э Паоло

Когда я вышла из Сан Джованни ин Латерано, мне уже не захотелось ни искать музей музыкальных инструментов (тем более, что я не была уверена, открыт ли он вообще), ни осматривать термы Каракаллы.
Приступ туристического клерикализма заставил меня продолжить экскурсию узконаправленной специфики.

Во-первых, еще при подходе к Сан Джованни я "положила глаз" на церковь, стоящую на другом краю площади, напротив Латеранского дворца.




В кадр всё время лезли то машины, то люди, но этот колоритный парниша вполне на месте. Таких в Риме нынче много. Темнокожие юноши и дяденьки кучкуются во всех скоплениях интуристов и пытаются продать им "хорошие красивые шали, кашемир, пашмина". Шали эти висят на торговцах через плечо и на локте. Не знаю, кто их покупает. Вообще в Риме в октябре после захода солнца становится прохладно. Но у меня для этого был пиджачок отечественный, псевдовельветовый. Удобный. А шали эти... не ахти.cleofide

Церковь с одной стороны украшена мозаиками, чем и привлекла моё внимание. Снимала издали, с зумом.




Латинские текты под мозаиками тоже сняла, я запасливая. Мне они без надобности, а вдруг кому нужны?



Главный фасад не столь интересен.
Но я решила сунуться внутрь, ибо мало ли что...



Вот именно.
Оказалось, это — церковь Святой лестницы.
По преданию, эту лестницу когда-то обнаружила в Иерусалиме святая Елена, мать императора Константина. Якобы, лестница находилась в доме Понтия Пилата, и по ней когда-то вели к нему на суд Христа. Затем лестница находилась в старом Латеранском дворце римских пап (не нынешнем, а прежнем). Теперь же — в специальной церкви.

У входа на лестницу висит предупреждение о том, что подниматься по ней можно исключительно на коленях.



А ещё там висела табличка, что снимать нельзя.
Но я уже успела сделать один кадр. Не стирать же, да?..
Извините, я больше не буду.



Параллельно со священной лестнице в соседних пролётах там имеются две обычные. По ним можно просто ходить. Кроме того, поднявшиеся на коленях спускаются уже обычным способом. Но и там я снимать ничего не стала. Всё-таки это религиозный объект прежде всего. А никаких художественных сокровищ я внутри не разглядела.

В нижнем помещении, куда туристы допускаются легко и свободно, размещено панно с рекламой реставрированных фресок этой церкви. Фрески писал Бальдассаре Кроче.




Ну, не Микеланджело, всякому ясно.



Всё. Тут больше делать нечего.
Я вернулась к Латеранскому дворцу и пошла дальше, к симпатичному и очень древнему на вид баптистерию.
Он действительно древен, в отличие от сомнительной, на мой взгляд, лестницы.
Построен вскоре после Миланского эдикта 313 года, по которому император Константин уничтожил религиозный плюрализм ввёл христианство в качестве официальной религии.
Опять же, по преданию, именно тут сам Константин и крестился.




У раскрытых дверей периодически толпились весёлые итальянцы, изнутри слышались голоса малышей...
Я решила, что сойду за незваного гостя и внедрилась в очередную могучую кучку.




Да... По сравнению с аскетичной капеллой Святой лестницы тут — благолепие. Солнце радостно било в высокие круглые окна, сверкала позолота, блистали мраморы и порфир... Контраст наружной архаики и роскошного интерьера был разительным.



Барберини и тут отметились. Видите пчёлок на куполе?..



А Константин Великий скромненько, в виде тени, прозябает за дверью.




Под куполом баптистерия — историческая каменная купель, трогательная олешечка и красивые мраморные инкрустации.









Но всё это — не музейные экспонаты!
Всё работает!
При мне в режиме нонстоп шли церемонии крещения как младенчиков, так и детишек покрупнее. Одна компания родстенников сменяла другую. Некоторые несознательные мелкаши орали как пожарные сирены.




Церемонию вёл священник-афроитальянец. Ибо, как сказано в Писании, для истинного христианина "нет ни эллина, ни иудея".
Слышите, гордые великороссы?



К баптистерию примыкает капелла святых Киприана и Иустины (Юстины).




Мозаика очень изысканная, но снять её чётко было нельзя. И темновато оказалось, и люди там молились.
При мне у ограды алтаря стояла кампания паломников (в основном, паломниц) из России. Или, по крайней мере, оттуда, где говорят по-русски. Они пели какое-то духовное песнопение на русском языке. Музыка была на удивление приличной. Не теперешний обиход в жутких гармонизациях 19 века. Униаты? Староверы? Не знаю, кто. Снимать их я, конечно, тоже не стала. Подождала, пока споют и уйдут.



Фрески можно было снимать сколько угодно. Как я поняла, все они связаны с Константином. Битвы, триумфы, чудеса.











Ещё одна капелла, также примыкающая к баптистерию.
Тоже с красивыми мозаиками — и тоже "нетуристическая". Я тихонько там посидела и очень тихонько кое-что щёлкнула. Уж как вышло. Вспышку включать было бы бестактностью.












Возносящуюся в небо Марию Магдалину я сняла, вернувшись в баптистерий. Там крестили очередного детёныша, камерами щёлкали все, кому не лень, и на меня внимания не обращали.



Последнее, что я запечатлела в этом очень приветливом и неожиданно богатом храме — это фигурные дверные ручки.



После этого мне захотелось просто пройтись. Без цели и расписания. Я свернула налево, потом направо...
Где я, у меня были очень приблизительные понятия.
Шла мимо каких-то руин, огороженных сеткой, так что полазать по ним всё равно бы не получилось.
Тротуарчики местами были очень условные, а вдоль них порой попадалиь настоящие драндулеты.

Наконец, меня вывело к воротам, на которых я прочитала знакомое слово: Целий.
Один из римских холмов. Ага, я снова почти в центре.
Нужно сказать, что обе туристические схемы, которые я носила в сумочке, были очень неподробные, и потому я нередко блуждала. Мелкие улочки и переулки на них просто отсутствовали.
Посмотрев на схемы и поняв своё местонахождение, я решила, что мне хочется куда-то на природу. Пусть даже в парк.

Значит, мой путь лежал в парк на холме Целий, всё верно.
Но, прежде чем предаться ботаническим удовольствиям, я заглянула ещё в одну церковь.
Санта Мария Навичелла. Она там рядом.



Навичелла — это "Кораблик", фонтан в форме античного судна.



От фонтана виден — вдали — Колизей. Тут уж не заблудишься даже при самом безнадёжном топографическом кретинизме.



Но мы — в церковь. Там тихо и темновато. Туристов нет совсем, молящиеся есть.
Несмотря на модернизированный фасад, церковь очень древняя. Основана в 7 веке. Мозаики — 9 века.



Снять красоты удалось лишь так, приблизительно. Скорее для фиксации в памяти, нежели для любования.




Орган на хорах явно новый. Похвально. Но голоса его я не слышала. Для вечерней мессы было ещё рановато. Она там в 7 вечера.



Как забавно, однако, форма органа на предыдущей фотографии перекликается с формой арки, ведущей в парк... Я не нарочно. Само получилось.

В парке было довольно многолюдно: воскресенье. И как-то мне не удалось посидеть ни на лавочке, ни на травке. На лавочках ворковали парочки, на травке пикниковали семьи и компании.
Так что ногам отдыха я не дала. Но хоть подышала смолистым воздухом пиний и полюбовалась пейзажами. И персонажами.









Вокруг бегали шумные итальянские детишки, и я с удовольствием ловила себя на мысли, что я понимаю их щебетание.
Но... всё-таки я чужая на этом празднике жизни.
Пройдя парк насквозь, я вышла из симметрично расположенных ворот.



И тут я оказалась рядом с церковью святых Иоанна и Павла — Санти Джованни э Паоло.
Мне никто не говорил, что сюда нужно зайти, так само вышло. Оказалось, и храм интересный, и на службу попасть было можно.
Церковь на этом месте существует с конца 4 века.



Портик и львы у дверей — 12 века.







Львы...







Колокольня, очевидно, поновее, но тоже старинная.





Пока я снимала красоты, в церковь активно шли верующие и монахини в разных одеяниях.
Некторые несли рюкзачки, а на рюкзачках... Да, украинская символика. Почему-то на душе стало тепло. Кадр смазан, но другого нет.



Я увязалась за этой группой.
В начале мессы я тихо стояла у входа. Потом обнаглела и присела на стул — там были не скамьи, а стулья, по крайней мере, в задних рядах. Никто на меня не цыкнул и даже не взглянул косо.
Мне было интересно, как служат воскресную мессу в Риме, что поют, что играют.
Пели, нужно сказать, ерундовые песенки. Симпатичные, но слащавые. Играл же органист (или органистка) не бог весть как и что.
В общем, музыка в Риме — большое разочарование.
Но атмосфера на мессе была приятной и какой-то очень дружеской. Я заметила, что некоторые чтения были поручены монахиням. Нигде больше такого не слышала. Борьба за равноправие или некий местный обычай?
По понятным причинам внутри я ничего не снимала.

У этой церкви есть ещё один секрет.
Под нею — раскопки римского дома с сохранившейся фреской.
Всё это доступно, но, конечно, не вечером после мессы.

Фото из Википедии.

А узкий переулочек, ведущий от церкви в мир, именуется "склоном Марка Эмилия Скавра". Привет из Древнего Рима.
Очень колоритное местечко.



Этот спуск привёл меня к ещё одной интересной церкви, в которую, как я потом уже поняла, надо было бы заглянуть.
Церковь Григория Великого на холме Целий.
Она, по преданию, воздвигнута в 11 веке на месте дома, в котором в 6 веке жил этот папа. Фасад барочный, но внутри много произведений искусства и артефактов 16-17 веков и более раннего времени.

Но на неё у меня сил уже не хватило. Мне надо было дойти до метро, а потом от Термини в гостиницу...
В общем, мой воскресный приступ клерикализма на этом закончился.
...   

Читать далее...

 
05:35 25.12.2014
Іван Гонта опубликовал запись

Лукка — часть 4. Собор (интерьер)

045-главный неф.jpg

Мы с вами, дорогие читатели, уже три поста подряд бродили вокруг да около луккского собора. Теперь же настало время заглянуть внутрь. Напомню, что во внебогослужебное время вход сюда платный, но в данном случае денег не жалко — в соборе есть, на что посмотреть.


В результате перестройки XIV века собор Сан-Мартино стал из пятинефного трехнефным, но зато изрядно "вырос" в длину. Его ТТХ — 84 м в длину, 27м в ширину и 27,5м в высоту.

Слева уже попал в кадр (он, кстати, не мой; пришлось из Вики брать) маленький "храмик" — хранилище главной луккской святыни Volto Santo. Сюда мы обязательно придем, а пока что пойдем по собору стандартным маршрутом "против солнца".
По правой стене находится несколько алтарей с заалтраными картинами. Среди последних совершенно неожиданно обнаруживается картина Тинторетто "Тайная вечеря" (неожиданно, потому что я привык ассоциировать художника с Венецией).


Далее нужно зайти в ризницу, куда в 1995 году временно перенесено самое известное сокровище собора — саркофаг (1406-1408) Иларии Карретто (Ilaria del Carretto). Илария (1379-1405) была второй женой местного тирана Паоло Гуиниджи. Она рано умерла, ее безутешный супруг быстро взял себе третью жену, но покойницу не забыл и заказал для нее надгробие знаменитому Якопо делла Кверча (Jacopo dell Quercia). А поскольку Паоло безраздельно властвовал над Луккой, то надгробие своей умершей жены он установил в центре собора. Но мирская слава проходит, в 1430 году Гуиниджи был свергнут, и республиканское правительство "задвинуло" саркофаг в капеллу Гуиниджи (а ведь могли и вообще уничтожить). В последующие века надгробие неоднократно перемещалось внутри собора и окончательно, как казалось, осело в северном трансепте. Но с 1995 года в той части собора идет ремонт (вот это долгострой — уже 19 лет, а там еще конь не валялся!), и саркофаг временно установлен в ризнице.sibeaster

Надгробие, разумеется, славно не своими путешествиями по луккскому собору, а тем, что его счистают прекрасным образцом искусства эпохи, когда готика медленно перерождалась в Ренессанс. Простите, но я вынужден процитировать Муратова:

"Но самое лучшее, что есть в этом городе, создано все-таки чужестранцем, великим сьенским скульптором Якопо делла Кверчия. В луккском соборе этот современник и достойный соперник Донателло сделал надгробный памятник молодой Иларии дель Каретто. Среди бесчисленных надгробных монументов XV века саркофаг Иларии остается одним из самых простых, ясных и глубоких. Кверчия выказал в нем удивительную сдержанность чувства, подлинное художественное целомудрие. Молодая женщина покоится на крышке саркофага в позе спящей или отдыхающей; любимая собака лежит у ее ног. Вокруг саркофага обходит фриз из младенцев, поддерживающих очень тяжелые гирлянды. Кверчия не прибавил больше ничего, он как будто умышленно даже отнял всякую занимательность у амуров, которые так часто развлекают и докучают своими улыбками на флорентийских гробницах. Стройность и серьезность памятника ничем не нарушена, молодая женщина глубоко погружена в царственный сон смерти. Величие темы просто и сильно выражено в ритме, направляющем массивные гирлянды виноградных лоз.






В кои-то веки согласен с Муратовым. На маручиков я даже внимания не обратил, настолько они незначительны по сравнению с этой юной женщиной, ожидающей своего воскресения. Я, кстати, так залюбовался Иларией, что пропустил находящуюся в той же ризнице картину Гирландайо)))

Выйдя из ризницы, вы обнаружите справа от главного алтаря алтарь в честь святого Регола (если помните, его мощи юыли сюда пересены в 780 году). Алтарь выполнен местным мастером Маттео Чивитали (Matteo Civitali), его работы еще будут нам попадаться. Впрочем, если вы вдруг вздумаете восхищаться Чивитали, то имейте в виду: "нашевсе" Муратов изящно "опустил" (простите за жаргон, но коли уж наш министр иностранных дел по фене болтает, то нам, холопам, тем более можно). Итак, Муратов сказал о Чивитали следующее:

"Сохранившиеся здесь во множестве работы Чивитали дают о нем должное понятие. По ним видно, что луккский скульптор был одним из недурных, приятных и женственных скульпторов, каких было так много во второй половине кватроченто. Кое-что в его работах может нравиться, но решительно ничего не возвышает Чивитали над его флорентийскими сверстниками — Дезидерио, Мино, Бенедетто и другими. Напротив, все в нем показывает флорентийские источники и влияния"

Меня всегда восхищало. с каким пренебрежением люди искусства отзываются о своих коллегах))) Но отодвинем в сторону Муратова и посмотрим на алтарь Сан-Реголо (1484)

Детали:




Слева от главного алтаря можно видеть алтарь работы Джанболоньи (1579), носящий ассоциирующеся скорее с революционной Францией название — алтарь Свободы. Возвигнут алтарь в честь случившегося давно-давно освобождения Лукки от власти соседней Пизы (между городами ехать полчаса на поезде, и они еще умудрялись воевать)

В центре алтаря Свободы — Христос Избавитель:



По счастью, Муратов ничего про Джанболонью не сказал, так что русский зритель волен иметь свое мнение.

Так вот мы и завершили круг по собору и подошли к Темпьетто — "храмику" работы (1484) все того же "недурного, приятного и женственного" Чивитали. Статуя святого Себастьяна с тылу "храмика" — тоже Чивитали.





Темпьетто воздвигнут для хранения самой главной луккской святыни — Volto Santo ("Святого лика"). "Лик" — это большое деревянное распятие, выполненное, как сейчас считается, между XI и XIII веками (мы с вами видали в Тоскане еще одно Volto Santo — в соборе Сансеполькро; причем то было постарше — VIII — IX века). Местное предание смело добавляет годков Распятию, называя его автором Никодима (того самого, что беседовал с Иисусом в Ин. 3, а затем вместе с Иосифом Аримафейским снял Тело Христа с креста). Более того, Никодиму никак не удавалось вырезать из дерева лик Спасителя, и в конце концов лик проявился сам собой. Еще более того, предание утвереждает, что Volto Santo было еще и первым реликварием, потому что в нем хранились ценнейшие реликвии, в том числе ампула с Кровью Христовой.

Я очень люблю такие легенды, уж очень ловко в них все перемешалось. Слушайте дальше! Volto Santo чуть не было уничтожено в Византии иконоборцами, но было спасено и перенесено на корабль, который сам, без экипажа на борту, прибыл к берегам Италии, а именно к Луни (https://it.wikipedia.org/wiki/Luni). Жители Луни тщетно пытались завести корабль в свою гавань, но ничего у них не выходило. Тем временем, епископу Лукки Иоанну I в тонком сне было сообщено о прибытии к берегам Итлаии столь чудной реликвии, и он с отрядом жителей Лукки поспешил в Луни. Volto Santo на этот раз четко выразил желание оказаться в Лукке, а жителям Луни в утешение была оставлена ампула со св. Кровью, каковая ампула до сих пор хранится в лигурийской Сарцане, куда в XI веке переселились жители разрушенного Луни. Volto Santo был торжественно перенесен в Лукку, в церковь Сан-Фредиано, но вскоре святыня "сбежала" оттуда и была найдена в соборе Сан-Мартино, где с тех пор и находится.

Два раза в год (в третье воскресенье мая и 14 сентября) Volto Santo торжественно проносится по улицам Лукки. Плотник из Назарета числится в Лукке "королем", и для Него сооружены королевские одеяния: корона, сапоги, нагрудник, цепь — все из чистейшего золота. Оставшиеся 363 дня в году все эти драгоценнейшие (с точки зрения ювелирного искусства) и бессмысленные (с точки зрения самого Христа) побрякушки хранятся в соборном музее, собственно ради них и имеет смысл зайти туда. Страшно и подумать, сколько вдов, сирот, пришельцев и прочих несчастных можно было утешить ценой этого золота, украшающего деревянное подобие распятого Христа. Увы, такова наша вера на деле...

В музее фотографировать не позволяют, поэтому драгоценностей здесь я вам показать не могу. В самом собрре внутренность Темпьетто трудно запечатлеть. Поэтому даю лишь фотографию из Вики, где Volto Santo представлен без всех этих нелепых украшений:

...   

Читать далее...

Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
Декабрь 2014
пн вт ср чт пт сб вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

Подарки

Войти