12:40 23.02.2015
Іван Гонта опубликовал запись

Сан-Джиминьяно — часть 3. Палаццо дель Пополо

016-пьяцца Дуомо.jpg

Даже если бы в крохотном Сан-Джиминьяно можно было посетить только Сант-Агостино, это уже было бы достаточным поводом, чтобы вырваться сюда на полдня из Флоренции. Но художественные сокровища городка не ограничиваются только фресками Гоццоли. Не менее интересно, хотя уже небесплатно, увидеть два главных здания города — коллегиальную церковь (Дуомо) и резиденцию подесты (Палаццо Пополо или Палаццо Коммунале).



Главная церковь Сан-Джиминьяно (называть ее собором, строго говоря, нельзя: город никогда не был центром епархии) — это длинная череда фресок XIV — XV веков. Среди авторов Бартоло ди Фреди, Липпо Мемми, Таддео ди Бартоло, Беноццо Гоццоли и Гирландайо. Увы, смотрители собора лютуют и, невзирая на купленный билет, фотографировать там невозможно. Содержание фресок легко прочитывается, и бродить вдоль нефа туда-сюда, разглядывая детали, — это огромное удовольствие. К сожалению, повторюсь, любителям здесь фотографировать не позволяют, и поэтому в сети фотографий до обидного мало. Если будет здесь, не пропустите цикл, посвященный первым главам книги Иова, — нечастый сюжет, исполнение превосходное. Ну и, конечно, капелла святой Фины с двумя фресками Гирландайо также требует к себе повышенного внимания.


Коль фотографий нет, и говорить больше не о чем, поведу вас в Палаццо Коммунале. Там, как выяснилось, тоже нельзя фотографировать (хотя музей будто бы государственный), но за исполнением запрета не очень-то следили. Поэтому кое-что удалось запечатлеть.
Здание было построено в 1289-1298 годах, расширено в 1323 году; башня (Торре Гросса, т.е. "большая") завершена в 1311 году. Внутри нас ждет Зал Совета или зал Данте (здесь некогда выступал перед правителями города в качестве флорентийского посланника Данте). Местный смотритель явно нашел другую работу и отрабатывал положенные две недели, потому что ему было абсолютно наплевать на туристов, щелкавших фотоаппаратами. Благодаря этому прекрасному человеку, я могу вам все показать.
Прежде всего, полюбуйтесь Маэстой (1317) — традиционным изображением Богородицы и множества святых, которым горожане вверили покровительство над собой. На слуху у всех "Маэста" из сиенского Палацо Публико работы Симоне Мартини; по всей видимости, именно ею вдохновлялся сан-джиминьянский мастер Липпо Мемми, создавая "Маэсту" для родного города. Фреска достаточно большая, поэтому, кроме общего вида, я ее еще и по частям заснял:




Кое-кто из святых (Иоанн Креститель, апостолы Петр и Павел, святой Геминиан — покровитель города, Антоний Великий) легко опознаются; кого-то я без путеводителя опознать не могу. Идея масштабной фрески, думаю, понятна: за маленький Сан-Джиминьяно стоят горой множество святых. На коленях перед Богородицей заказчик фрески — Нелло ди Мино Толомеи.

Но все же мы с вами не в храме, а в светском месте, поэтому вокруг нас множество бытовых сцен (охота, рыцарский турнир, совет) работы флорентийца Аццо ди Мазетто.






Часовню подесты можно разглядывать, лишь стоя в дверном проему, поэтому бОльшую часть тамошних работ я рассматривал под самыми невообразимыми углами. Более или менее без искажений получилось запечталеть лишь алтарный образ — Троицу работы Пьера Франческо Фьорентино). Для России такая иконография непривычна (всем затмил глаза Рублев), а вот в Италии я такое видал неоднократно. Такой тип изображения Троицы называется "Отечество" (самая известная работа такого типа — "Троица" Мазаччо во флорентийской церкви Санта-Мария-Новелла).

Далее по программе следовала спальня подесты, расписанная Меммо ди Филипуччо (Не слыхали? Я, признаться до поездки тоже не знал. А между тем мастер — знатный) Тема выбрана скользкая специально для спальни: о радостях супружеской любви и отвратительности любви продажной. Для XIV века тема удивительная; особенно вспоминая "Маэсту" этажом ниже.
И вот здесь меня наконец настигла местная мегера, поставленная свыше для того, чтобы мешать туристам фотографировать. Эта отважная женщина бросалась на людей с фотоаппаратами, подобно раненой тигрице. Все протесты (мол, музей государственный, а, значит, без вспышки, можно) ею отврегались на корню. По счастью, эта мегера контролировала весь этаж: спальню подесты и картинную галерею, в последней же тоже периодически обретались любители пощелкать кадры, и сия бесподобная дама была вынуждена периодически выбегать туда. В общем, все, что вы видите ниже, снято из-под полы, с риском для жизни и чести.

Первая группа сюжетов — любовь продажная. Последовательно: родители отпускают повзрослевшего сына из дома и снабжают деньгами; юноша, естественно, поспешает с деньгами в публичный дом; работницы этого заведения обкрадывают простака и с побоями выгоняют оттуда. Мораль, думаю, понятна.




Для сравнения: как прекрасны честный брак и непорочное ложе! Молодые играют свадьбу; молодые вместе принимают ванну; молодые вместе укладываются спать. Надеюсь, все увидели: с духовными скрепами в данном ЖЖ все нормально.



Далее я прошелся по картинной галерее, где, кстати, тоже есть на что взглянуть. Но здесь упомянутая мегера свирепствовала вовсю, и спрятаться от нее там не было ни малейше возможности. Поэтому картинок не будет.

Ну а в следующий раз мы с вами поднимемся на Торре Гроссу и поглядим на башни Сан-Джиминьяно сверху вниз.

...   

Читать далее...

 
10:59 23.02.2015
Іван Гонта опубликовал запись

Тоскана. Флоренция — часть 3. Трапезная Сант-Аполлония

002-Тайная вечеря (Андреа дель Кастаньо).jpg

Наш поход по бесплатным, но бесценным местам Флоренции продолжается, и сегодня я покажу вам еще одну трапезную — бывшего монастыря Сант-Аполлония.




Сам бенедиктинский женский монастырь, оснвоанный в 1339 году, давно секуляризован, и его бОльшая часть занята флорентийским университетом. В принципе, если не вести себя нагло и вызывающе, то можно спокойно войти сначала во внутренний двор, а дальше уже будет открытый путь в учебные помещения, но нам туда не очень-то нужно. Все самое интересное находится в помещении трапезной Сант-Аполлония, куда безвозмездно (требуется лишь расписаться в книге посетителей) пускают во все дни, кроме понедельника, с 8-15 до 13-50. Трапезную между 1445 и 1450 годами расписывал Андреа дель Кастаньо (1421-1457), а после секуляризации сюда были перенесены еще нексколько его работ, так что здесь спонтанно образовался музей этого художника. В "Жизнеописаниях" Вазари по ошибке оклеветал Кастаньо, обвинив последнего в убийстве Венециано (тот на самом деле умер в 1461 году, на четыре года пережив своего "убийцу"), что на несколько веков омрачило славу художника. В конце концов правда восторжестовала, и Кастаньо вновь помещен среди великих мастеров кватроченто.

Даже вечная язва Муратов признал Андреа дель Кастаньо мастером (а скольких художников он буквально размазал), хотя и вбрызнул немного яда в самом конце:
( Муратов о КастаньоCollapse )


"Одним из самых сильных и цельных флорентийских впечатлений остается воспоминание о посещении упраздненного монастыря Санта Аполлония, преобразованного ныне в маленький музей Кастаньо. Здесь на стене монастырской трапезной сохраняется его "Тайная вечеря", и сюда же перенесены остатки фресок, написанных им на вилле Пандольфини в Леньяйи. В прохладной и тихой комнате Санта Аполлония мы стоим лицом к лицу с художником; его фигуры и фрагменты написанного им фриза кажутся еще живым убранством на этих стенах, приютивших их после того, как были разрушены стены старинной виллы...

Для Кастаньо сами апостолы Господа не были такими бесстрастными героями, как те существа, с которыми соединялись в его мыслях гордость и слава Флоренции. В его "Тайной вечере" изображены человеческие характеры, и в этом как раз заключается ее противоречие с законами монументального стиля. Но что за грозное и тревожное представление о человечестве выражено здесь! Глубокое недоверие друг к другу читается в глазах апостолов, и резкие черты их лиц говорят о неутихших страстях. Предательство Иуды не врывается здесь, как голос мирского зла, в святую и печальную гармонию последнего вечера. Оно родилось среди грубой пестроты этой комнаты и этих одежд так же естественно, как тяжелый сон Иоанна и разрушительное сомнение Фомы...

Произведения Кастаньо проникнуты всеми неукрощенными страстями жизни. В его лице человек кватроченто является наследником подвигов великого прошлого и покорителем мира. Но он не одержал еще своей главной и последней победы — над самим собой. Художник не преодолел еще в нем себялюбия человека, и только у прошлого он научился почерпать высшее бесстрастие искусства. Окружающее возбуждало в нем слишком много разнородных чувств. Для него, как для всех современников старого Козимо, как для самого Козимо, еще не наступил момент созерцания..."


Но для нас-то момент созерцания наступил, так что приступим. Главное произведение, за которым идут в трапезную Сант-Аполлония, — это "Тайная вечеря". Она занимает нижнюю часть одной из стен трапезной; верхний регистр был занят еще тремя фресками того же автора: "Распятием", "Снятием с креста" и "Воскресением". Увы, все три жестоко пострадали от времени; еще на месте, за компанию с "Тайной вечерей", на них можно посмотреть, но отдельными картинками я не решаюсь вам предложить. Все это вместе выглядит так:

Собственно "Тайная вечеря"

По частям слева направо:


Паки и паки повторюсь: вглядитесь в эти лица! После ренессансных "Тайных вечерь" мне стало интересно разглядывать лица причастников в нашем храме. Века прошли, а люди не изменились: кто-то утонул в молитвенном созерцании; кто-то в молитве улетел ввысь; кому-то уже наступили на ногу, и он (она) уже зол (зла) на весь мир; кто-то банально не выспался...

Бонусами к "Тайной вечере" служат еще две работы Кастаньо: Распятие и Пьета (довольно необычная: Христа оплакивают ангелы). Я их вам показываю, но, сознаюсь в своем неразвитом вкусе, я бы на них ждаже не взглянул, если бы они висели в каком-нибудь большом музее. Все-таки стар становлюсь мне интереснее сюжетные полотна.


Во Флоренции есть еще фрески Кастаньо, они находятся в Уффици, так что желающие могут продолжить знакомство с этим художником в этой прославленной галерее. Но читатели этого журнала привыкли, что по известным музеям мы не ходим, а предпочитаем малоизвестные закоулки, а посему в следующий раз мы занырнем еще дальше — во дворик Скальцо, чтобы увидать цикл неожиданных работ Андреа дель Сарто.
sibeaster

...   

Читать далее...

Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
Февраль 2015
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28

Подарки

Войти