Трансляция завершилась
МУЗЫКА.ONLINE.UA - группа Double Jack
 
06:39 25.02.2015
Іван Гонта опубликовал запись

Сан-Джиминьяно — часть 4. Снова башни

019-вид сверху на пьяцца Дуомо.jpg

Есть такая популярная задачка на сообразительность издёвка над людьми, далекими от строительства. Показывают им лежащий на земле строительный кран и спрашивают: как, мол, его поднять? Далекая от строительства персона, разумеется, отвечает: с помощью второго, более высокого крана. Тогда опрос продолжается: а как тот второй, более высокий кран подняли? Ничего не подозревающий человек отвечает: с помощью еще более высокого крана. Таким вот способом новичка подводят к мысли о необходимости универсального Самого Большого В Мире Крана.




Байку эту я вспомнил, потому что сейчас мы будем смотреть на Сан-Джиминьяно и его башни с высоты Самой Высокой В Городе Башни — Торре Гросса. Подъем сюда входит в цену билета музея Палаццо дель Пополо, а что оплачено, то должно быть посещено. На самом деле там не слишком-то тяжелый подъем, а виды с вершины с лихвой окупают трудности восхождения.

Вот как выглядят сверху две главные площади — пьяцца Дуомо и пьяцца Чистерна:


Вот Торре Роньоза прорастает через старый Дворец подесты:

А вот та же Торре Роньоза, но чуть под другим ракурсом, чтобы в кадр попал монастырь Сан-Доменико. А вдали бесконечные тосканские холмы:

Сант-Агостино мы с вами рассматривали изнутри? Пожалуйста, вид сверху:

А вот и длинная почти прямая виа сан-Джованни, ведущая к одноименной площади — автобусному кольцу (Видите белый домик за автостоянкой? Автобус отправляется оттуда).
Башня, которую вы видите прямо по курсу, называется, кстати, Куньянези (Cugnanesi). Я ее вам в первый раз не показал, потому что в самом начале маршрута уклонился влево, к смотровой площадке. Не беда, посмотрим на нее по пути домой:

Итого, на Сан-Джиминьяно я потратил около 4 часов, причем первый час я бродил по окраинам и фотографировался на фоне башен. Городок очень маленький, но без него впечатления от Тосканы будут неполными. Будете проезжать мимо, заезжайте.
sibeaster

Ну а этот ЖЖ все-таки достиг того тяжелого момента, когда автору придется начать давно откладывавшийся рассказ о Флоренции. Постараюсь все же показать ее с не слишком знакомой стороны.

...   

Читать далее...

 
07:31 24.02.2015
Іван Гонта опубликовал запись

Флоренция — часть 4. Двор Скальцо

002-явление Гавриила Захарии (Андреа дель Сарто).jpg

Мы продолжаем поход по малоизвестным жемчужинам Флоренции, и сегодня мы обойдем слева известнейший музей Сан-Марко, битком набитый работами фра Анджелико и туристами, и пройдем чуть дальше по виа Кавур. На моей туристической карте после Сан-Марко начиналась безблагодатная пустыня без единой достопримечательности. Карта, как оказалось, обманывает, потому что именно здесь находится двор Скальцо, расписанный Андреа дель Сарто.




Скальцо ("босоногий") — это простонародное имя членов братства святого Иоанна Крестителя. Само братство в 1785 году было распущено в ходе антиклерикальных реформ великого герцога Пьетро Леопольдо (через пять лет он сменил своего умершего брата Иосифа II на имперском троне), принадлежащее им здание было продано, и от него ничего не осталось. Ничего, кроме внутреннего дворика, расписанного между 1509 и 1526 годами Андреа дель Сарто. Как не всякая птица долетит до середины Днепра, так и не всякий желающий может попасть в дворик: расписание столь сложное, что я даже не решусь его пересказывать своими словами, а лишь дам ссылку. Зато бесплатный вход.

Если все же вы сюда попадете, то вас ожидает сюрприз. Андреа дель Сарто работал здесь в необычной манере монохромной живописи. По-моему, такая живопись впервые попадает в мой журнал, потому что все виденные мною до этого образцы были, мягко скажем, незрелищными. Здесь же перед нами разыгрывается драма из земной жизни Иоанна Крестителя в оттенках всего двух цветов: черного и белого, на охристом фоне; этакий карандашный набросок или гравюра. Не все далее приведенные картинки — мои собственные; ради лучшего изображения пришлось в ряде случае пожертвовать своими снимками ради приведенными в Вики. Эти последние лучше качеством, четче, но из-за фотошопа практически потеряли подлинный фон. Мои, прямо скажем, не слишком четкие, зато передают этот самый фон. Все фрески, кроме двух специально оговоренных, принадлежат Андреа дель Сарто. sibeaster



Проповедь Иоанна в пустыне (1515)

Иоанн крестит народ (1517)


Кроме тематических фресок Андреа дель Сарто написал еще аллегории четырех добродетелей:
Вера (1523)

Милосердие (1513)

Правосудие (1515)

Надежда (1523)

Боюсь, что в виде маленьких фотографий фрески дель Сарто выглядят не слишком выигрышно, но поверьте на месте это смотрится на одном дыхании. Я постарался все-таки сделать несколько крупных планов, чтобы показать вам лица героев:
(
Лица...Collapse )

...   

Читать далее...

 
12:40 23.02.2015
Іван Гонта опубликовал запись

Сан-Джиминьяно — часть 3. Палаццо дель Пополо

016-пьяцца Дуомо.jpg

Даже если бы в крохотном Сан-Джиминьяно можно было посетить только Сант-Агостино, это уже было бы достаточным поводом, чтобы вырваться сюда на полдня из Флоренции. Но художественные сокровища городка не ограничиваются только фресками Гоццоли. Не менее интересно, хотя уже небесплатно, увидеть два главных здания города — коллегиальную церковь (Дуомо) и резиденцию подесты (Палаццо Пополо или Палаццо Коммунале).



Главная церковь Сан-Джиминьяно (называть ее собором, строго говоря, нельзя: город никогда не был центром епархии) — это длинная череда фресок XIV — XV веков. Среди авторов Бартоло ди Фреди, Липпо Мемми, Таддео ди Бартоло, Беноццо Гоццоли и Гирландайо. Увы, смотрители собора лютуют и, невзирая на купленный билет, фотографировать там невозможно. Содержание фресок легко прочитывается, и бродить вдоль нефа туда-сюда, разглядывая детали, — это огромное удовольствие. К сожалению, повторюсь, любителям здесь фотографировать не позволяют, и поэтому в сети фотографий до обидного мало. Если будет здесь, не пропустите цикл, посвященный первым главам книги Иова, — нечастый сюжет, исполнение превосходное. Ну и, конечно, капелла святой Фины с двумя фресками Гирландайо также требует к себе повышенного внимания.


Коль фотографий нет, и говорить больше не о чем, поведу вас в Палаццо Коммунале. Там, как выяснилось, тоже нельзя фотографировать (хотя музей будто бы государственный), но за исполнением запрета не очень-то следили. Поэтому кое-что удалось запечатлеть.
Здание было построено в 1289-1298 годах, расширено в 1323 году; башня (Торре Гросса, т.е. "большая") завершена в 1311 году. Внутри нас ждет Зал Совета или зал Данте (здесь некогда выступал перед правителями города в качестве флорентийского посланника Данте). Местный смотритель явно нашел другую работу и отрабатывал положенные две недели, потому что ему было абсолютно наплевать на туристов, щелкавших фотоаппаратами. Благодаря этому прекрасному человеку, я могу вам все показать.
Прежде всего, полюбуйтесь Маэстой (1317) — традиционным изображением Богородицы и множества святых, которым горожане вверили покровительство над собой. На слуху у всех "Маэста" из сиенского Палацо Публико работы Симоне Мартини; по всей видимости, именно ею вдохновлялся сан-джиминьянский мастер Липпо Мемми, создавая "Маэсту" для родного города. Фреска достаточно большая, поэтому, кроме общего вида, я ее еще и по частям заснял:




Кое-кто из святых (Иоанн Креститель, апостолы Петр и Павел, святой Геминиан — покровитель города, Антоний Великий) легко опознаются; кого-то я без путеводителя опознать не могу. Идея масштабной фрески, думаю, понятна: за маленький Сан-Джиминьяно стоят горой множество святых. На коленях перед Богородицей заказчик фрески — Нелло ди Мино Толомеи.

Но все же мы с вами не в храме, а в светском месте, поэтому вокруг нас множество бытовых сцен (охота, рыцарский турнир, совет) работы флорентийца Аццо ди Мазетто.






Часовню подесты можно разглядывать, лишь стоя в дверном проему, поэтому бОльшую часть тамошних работ я рассматривал под самыми невообразимыми углами. Более или менее без искажений получилось запечталеть лишь алтарный образ — Троицу работы Пьера Франческо Фьорентино). Для России такая иконография непривычна (всем затмил глаза Рублев), а вот в Италии я такое видал неоднократно. Такой тип изображения Троицы называется "Отечество" (самая известная работа такого типа — "Троица" Мазаччо во флорентийской церкви Санта-Мария-Новелла).

Далее по программе следовала спальня подесты, расписанная Меммо ди Филипуччо (Не слыхали? Я, признаться до поездки тоже не знал. А между тем мастер — знатный) Тема выбрана скользкая специально для спальни: о радостях супружеской любви и отвратительности любви продажной. Для XIV века тема удивительная; особенно вспоминая "Маэсту" этажом ниже.
И вот здесь меня наконец настигла местная мегера, поставленная свыше для того, чтобы мешать туристам фотографировать. Эта отважная женщина бросалась на людей с фотоаппаратами, подобно раненой тигрице. Все протесты (мол, музей государственный, а, значит, без вспышки, можно) ею отврегались на корню. По счастью, эта мегера контролировала весь этаж: спальню подесты и картинную галерею, в последней же тоже периодически обретались любители пощелкать кадры, и сия бесподобная дама была вынуждена периодически выбегать туда. В общем, все, что вы видите ниже, снято из-под полы, с риском для жизни и чести.

Первая группа сюжетов — любовь продажная. Последовательно: родители отпускают повзрослевшего сына из дома и снабжают деньгами; юноша, естественно, поспешает с деньгами в публичный дом; работницы этого заведения обкрадывают простака и с побоями выгоняют оттуда. Мораль, думаю, понятна.




Для сравнения: как прекрасны честный брак и непорочное ложе! Молодые играют свадьбу; молодые вместе принимают ванну; молодые вместе укладываются спать. Надеюсь, все увидели: с духовными скрепами в данном ЖЖ все нормально.



Далее я прошелся по картинной галерее, где, кстати, тоже есть на что взглянуть. Но здесь упомянутая мегера свирепствовала вовсю, и спрятаться от нее там не было ни малейше возможности. Поэтому картинок не будет.

Ну а в следующий раз мы с вами поднимемся на Торре Гроссу и поглядим на башни Сан-Джиминьяно сверху вниз.

...   

Читать далее...

 
10:59 23.02.2015
Іван Гонта опубликовал запись

Тоскана. Флоренция — часть 3. Трапезная Сант-Аполлония

002-Тайная вечеря (Андреа дель Кастаньо).jpg

Наш поход по бесплатным, но бесценным местам Флоренции продолжается, и сегодня я покажу вам еще одну трапезную — бывшего монастыря Сант-Аполлония.




Сам бенедиктинский женский монастырь, оснвоанный в 1339 году, давно секуляризован, и его бОльшая часть занята флорентийским университетом. В принципе, если не вести себя нагло и вызывающе, то можно спокойно войти сначала во внутренний двор, а дальше уже будет открытый путь в учебные помещения, но нам туда не очень-то нужно. Все самое интересное находится в помещении трапезной Сант-Аполлония, куда безвозмездно (требуется лишь расписаться в книге посетителей) пускают во все дни, кроме понедельника, с 8-15 до 13-50. Трапезную между 1445 и 1450 годами расписывал Андреа дель Кастаньо (1421-1457), а после секуляризации сюда были перенесены еще нексколько его работ, так что здесь спонтанно образовался музей этого художника. В "Жизнеописаниях" Вазари по ошибке оклеветал Кастаньо, обвинив последнего в убийстве Венециано (тот на самом деле умер в 1461 году, на четыре года пережив своего "убийцу"), что на несколько веков омрачило славу художника. В конце концов правда восторжестовала, и Кастаньо вновь помещен среди великих мастеров кватроченто.

Даже вечная язва Муратов признал Андреа дель Кастаньо мастером (а скольких художников он буквально размазал), хотя и вбрызнул немного яда в самом конце:
( Муратов о КастаньоCollapse )


"Одним из самых сильных и цельных флорентийских впечатлений остается воспоминание о посещении упраздненного монастыря Санта Аполлония, преобразованного ныне в маленький музей Кастаньо. Здесь на стене монастырской трапезной сохраняется его "Тайная вечеря", и сюда же перенесены остатки фресок, написанных им на вилле Пандольфини в Леньяйи. В прохладной и тихой комнате Санта Аполлония мы стоим лицом к лицу с художником; его фигуры и фрагменты написанного им фриза кажутся еще живым убранством на этих стенах, приютивших их после того, как были разрушены стены старинной виллы...

Для Кастаньо сами апостолы Господа не были такими бесстрастными героями, как те существа, с которыми соединялись в его мыслях гордость и слава Флоренции. В его "Тайной вечере" изображены человеческие характеры, и в этом как раз заключается ее противоречие с законами монументального стиля. Но что за грозное и тревожное представление о человечестве выражено здесь! Глубокое недоверие друг к другу читается в глазах апостолов, и резкие черты их лиц говорят о неутихших страстях. Предательство Иуды не врывается здесь, как голос мирского зла, в святую и печальную гармонию последнего вечера. Оно родилось среди грубой пестроты этой комнаты и этих одежд так же естественно, как тяжелый сон Иоанна и разрушительное сомнение Фомы...

Произведения Кастаньо проникнуты всеми неукрощенными страстями жизни. В его лице человек кватроченто является наследником подвигов великого прошлого и покорителем мира. Но он не одержал еще своей главной и последней победы — над самим собой. Художник не преодолел еще в нем себялюбия человека, и только у прошлого он научился почерпать высшее бесстрастие искусства. Окружающее возбуждало в нем слишком много разнородных чувств. Для него, как для всех современников старого Козимо, как для самого Козимо, еще не наступил момент созерцания..."


Но для нас-то момент созерцания наступил, так что приступим. Главное произведение, за которым идут в трапезную Сант-Аполлония, — это "Тайная вечеря". Она занимает нижнюю часть одной из стен трапезной; верхний регистр был занят еще тремя фресками того же автора: "Распятием", "Снятием с креста" и "Воскресением". Увы, все три жестоко пострадали от времени; еще на месте, за компанию с "Тайной вечерей", на них можно посмотреть, но отдельными картинками я не решаюсь вам предложить. Все это вместе выглядит так:

Собственно "Тайная вечеря"

По частям слева направо:


Паки и паки повторюсь: вглядитесь в эти лица! После ренессансных "Тайных вечерь" мне стало интересно разглядывать лица причастников в нашем храме. Века прошли, а люди не изменились: кто-то утонул в молитвенном созерцании; кто-то в молитве улетел ввысь; кому-то уже наступили на ногу, и он (она) уже зол (зла) на весь мир; кто-то банально не выспался...

Бонусами к "Тайной вечере" служат еще две работы Кастаньо: Распятие и Пьета (довольно необычная: Христа оплакивают ангелы). Я их вам показываю, но, сознаюсь в своем неразвитом вкусе, я бы на них ждаже не взглянул, если бы они висели в каком-нибудь большом музее. Все-таки стар становлюсь мне интереснее сюжетные полотна.


Во Флоренции есть еще фрески Кастаньо, они находятся в Уффици, так что желающие могут продолжить знакомство с этим художником в этой прославленной галерее. Но читатели этого журнала привыкли, что по известным музеям мы не ходим, а предпочитаем малоизвестные закоулки, а посему в следующий раз мы занырнем еще дальше — во дворик Скальцо, чтобы увидать цикл неожиданных работ Андреа дель Сарто.
sibeaster

...   

Читать далее...

 
11:34 22.02.2015
Іван Гонта опубликовал запись

Флоренция — часть 2. Церковь и трапезная Оньиссанти

001-фасад.jpg

Ранним утром 25 октября привычка выбирать самый дешевый из отелей, предложенных Букингом, забросила меня и мои пожитки на улицу Борго Оньиссанти, расположенную неподалеку от вокзала Санта-Мария-Новелла. Улица сохранила для нас название бывшей пригородной слободы, которая в свою очередь получила название от церкви в честь Всех святых. С этой-то церкви я и начал свой поход по Флоренции.




Церковь Оньиссанти была основана в 1251 году и принадлежала сначала гумилиатам, а с 1571 года францисканцам. В 1866 году близлежащий (находящийся слева, если смотреть на фасад) монастырь упразднили, с 1923 года там расположена часть карабинеров. Сама церковь, по-прежнему курируемая францисканцами, стала приходской и в разумное время доступна для осмотра. А вот в бывшем монастыре совершенно бесплатно можно увидеть трапезную с "Тайной вечерей" Гирландайо; правда, там очень жесткое расписание (на момент написания очерка — понедельник, вторник и суббота с 9 до 12 часов, см. http://www.polomuseale.firenze.it/en/musei/?m=ognissanti). Церковь, некогда готическая, в результате перестройки 1627 года стала барочной, а спустя еще десять лет накрылась банальным барочным же фасадом. За этим не слишком впечатляющим фасадом скрываются шедевры флорентийских мастеров, так что зайти сюда стоит обязательно. sibeaster

Помедлим на входе, чтобы рассмотреть "Коронация Богородицы" — терракотовый барельеф школы делла Роббиа (мы видели много их работ в Ла-Верне, помните?); на сегодня авторство уверенно приписывают Бенедетто Бульони (https://it.wikipedia.org/wiki/Benedetto_Buglioni):

Фотографировать внутри можно, но получается плохо; ниже будут фотографии из Википедии.
Внутри церкви взирают друг на друга блаженный Августин работы Боттичелли и блаженный Иероним кисти Гирландайо.

Сразу же замечу, что работ известных мастеров во внешне непримечательных флорентийских храмах очень много. Флоренция требует тщательнейшей подготовки, иначе есть немалый риск пропустить что-нибудь важное, скрытое в чем-нибудь совершенно банальном. Портреты двух отцов Церкви, написанные двумя признанными мастерами, висят в Оньиссанти даже неподписанными! Если вдруг вы по каким-то причинам пропустили инфо-стенд на входе, то есть риск проскочить мимо.

Один из боковых алтарей был фамильным для семьи Веспуччи — той самой, откуда вышли прославленная Симонетта, возлюбленная Джулиано Медичи, и Америго, который взял да и открыл назвал Новый свет Америкой. Семейство Веспуччи, по моде того времени, с легкой руки Гирландайо удобно разместилось в самом центре двух благочестивых сюжетов:
Фрески находятся одна над другой, поэтому верхнюю рассматриваешь под углом, а нижнюю — почти что в упор. Верхняя фреска — это уже мильён раз виденная знакомая "Богородица милующая" укрывающая молящихся своим плащом. Парнишка слева от Нее (между Ней и старичком в красном) — это и есть Америго Веспуччи. Фреска написана около 1472 года, Америго родился в 1454, так что здесь он помещен отдельно не в красную рамку, а затерялся среди старших родичей. Впрочем, и о Новом свете в 1472 году тоже никто не знал...
Дама справа от Богородицы, в зеленом платье с красной накидкой, — это и есть знаменитая Симонетта, та самая которую Боттичелли сделал Весной и Венерой в одноименных картинах. Симонетта, кстати, похоронена здесь же, в Оньиссанти.
Нижняя фреска того же Гирландайо и с теми же Веспуччи — "Пьета":

В левом трансепте яркий сноп света вырывает из полумрака Распятие работы Джотто:

Если же вам повезло (или вы хорошенько подготовились), и вы оказались здесь в нужное время, то не поленитесь зайти в ворота слева от храмового фасада. Пройдя клуатр, вы заметите широко распахнутую дверь, а за ней любезную даму, которая в обмен на автограф в книге посетителей (Alessio da Santo Pietroburgo, почти что "мы Николай II") позволит вам войти в трапезную бывшего монастыря. Нет, здесь не кормят; Здесь лицезрят громадную, во всю ширину помещения, "Таную вечерю" Гирландайо (1480). Это была моя первая, но отнюдь не последняя "Тайная вечеря" во Флоренции; скажу более, не только другие художники, но даже сам Гирландайо не удержался и написал еще одну — для монастыря Сан-Марко, но это мы увидим позже.

"Тайная вечеря" Гирландайо в Оньиссанти:

...   

Читать далее...

 
06:28 17.02.2015
Іван Гонта опубликовал запись

Австрия. Вена. В соборе святого Стефана

Венский собор святого Стефана когда-то был виден практически из любой точки города.
Особенно ясно это видно на старых макетах из музея Вены.




Сейчас он виден не отовсюду — в центре появилось много высоких домов, но всё равно он огромен и колоссален.


Трудно найти точку, с которой можно было бы взять его целиком в кадр.
Приходится снимать по частям, и всё равно части не лезут, выламываются, переплетаются с окружающей средой.


Стефан похож даже не на собор, а на какое-то органическое образование, где ботаника переходит в архитектонику, а фигуры выветривания обрастают птичьими гнёздами, сталактитами, узлами вылезших на поверхность корней...
cleofide


Примерно та же самая площадь — вечером, когда ёлка посреди рождественского базарчика сияет огнями, и становится ясно, что колокольня собора — это тоже, собственно, вымахавшая выше крыши ёлка, ель, елища, а то и вовсе окаменевшее мировое древо.


И вновь — дневные контрасты. Отражения и взаимопроникновения.
Современный монстр из стекла и бетона выглядит куда менее живым, чем древний собор.


Боковой фасад...
Пока я снимала, краем уха слушала русскоязычную экскурсоводшу, очень интересно рассказывавшую маленькой группке (видимо, какой-то эксклюзив) о символике внешнего декора собора. Всё тут не просто так, и даже кажущиеся гротескными фигуры несли символическую нагрузку.


Я, честно говоря, не большой любитель всей этой готики.
И вполне понимаю тех, кому собор святого Стефана не нравится. Снаружи-то он ничего, симпатичный и даже местами радостный (особенно в хорошую погоду).
Отдельный аттракцион — это влезть на башню и любоваться Веной сверху. Я это проделывала в 2008 году, в этот раз повторять не стала — некогда было. Но внутрь зашла. Вдруг, думаю, первые впечатления были обманчивыми?

Нет. Всё равно внутри как-то неуютно и мрачно.
Толпы туристов снуют туда-сюда; пространство для молящихся строго отграничено, так что немалая часть собора туристам оказывается недоступна, даже если нет службы.
Всё темно, холодно, серо, костляво, угрюмо.



Меня, конечно, заинтересовали старинные органы на хорах.
Их, как я поняла, три, один центральный и два по бокам, висящие наподобие ласточкиных гнёзд.
Но услышать их голоса не довелось, и я даже не знаю, функционируют ли они или просто оставлены как украшение.

Между прочим, в год своей смерти Моцарт подал прошение о назначении его исполняющим обязанности капельмейстера собора святого Стефана — безвозмездно, но с тем расчётом, что, когда прежний, совсем старенький и ветхий капельмейстер умрёт, должность с соответствующим окладом досталась бы Моцарту. Увы... Ничего из этого не вышло. В итоге капельмейстером стал Иоганн Георг Альбрехтсбергер (Моцарт, несомненно, порадовался бы за него, поскольку очень ценил его как органиста).





Боковая капелла с жалкими остатками витража и старинным алтарем.
Витражи частично погибли во время войны, а демонтированные ранее хранятся в Музее Вены.
Они были такими... И наши венские классики ещё видели их именно такими, многоцветными, покрывавшими всю плоскость окон.


А теперь тут так — пустовато и аскетично донельзя.




Алтарь очень красивый, но снять ближе оказалось нельзя, туда зевак не пускают.


Вход на кафедру...
У меня было ощущение, как от мёртвого елового леса. В Подмосковье сейчас немало участков, начисто съеденныъ жучком-типографом. Стоят огромные стволы — и ни хвои, ни травы под ними.


В общем, полюбить собор святого Стефана у меня не получалось никак, даже с третьей попытки.
Может, ничего бы и не вышло, если бы не привычка читать объявления.
У входа висело расписание богослужений, весьма и весьма плотное.
Мессы — каждые час-полтора, с утра до вечера. Самое торжественное богослужение — в воскресенье, в 10-15.
Значит, туда мне и надо. Я всегда, бывая за границей, стараюсь сходить на праздничную мессу к католикам или к протестантам; там на таких, как я, не смотрят косо.


И — вот радость — 23 ноября на праздничной службе предстояло исполнение мессы Гайдна!
"Месса святой Цецилии" была выбрана, конечно, не случайно (день святой Цецилии — 22 ноября). Правда, на самом деле изначально эта месса так не называлась; она была написана для богородичного праздника в Мариацелльском монастыре и именовалась "Мариацелльской мессой". Но такие тонкости знают только музыковеды, да и то не все, а лишь те, что занимались Гайдном специально. Музыка в любом случае гениальная.


На этом же плакатике — репертуар других праздничных дней Адвента. Увы, мне оставалось лишь облизнуться. Григорианская месса; "Месса в старом стиле" Иоганна Розенмюллера; Месса ми минор Брукнера; Месса на 8 голосов Ханса Лео Хасслера; Месса св. Клары совершенно неизвестного мне Личинио Рефиче...
Но с Гайдном-то как повезло! Вечером накануне — "Сотворение мира" в Петерскирхе, утром — Мариацелльская месса, а потом ещё я взяла билет на "Времена года" в Музикферайне.

Нужно сказать, что солнечным воскресным утром собор выглядел внутри совершенно иначе.
Солнце освещало всю эту угрюмую костлявую готику, а вдобавок горели лампочки в канделябрах, и сразу становилось радостно.




Памятуя о столпотворении в Петерскирхе, я, как и многие другие энтузиасты, пришла пораньше, чтобы занять место. Но тут было по-другому: поскольку мессы шли нон-стоп, то пришлось ждать.
Утром служили мессу для детей. И первое, что я услышала, войдя в собор, это развесёленькую песенку с припевом "Ла-ла-ла, ла-ла-а"... Пел священник, детки подпевали, органист играл сопровождение. Ну, а кто сказал, что церковная музыка обязательно должна быть мрачной и унылой?..

Наконец, детская месса завершилась, и нас запустили внутрь, мягко увещевая, чтобы мы не слишком суетились — мест хватит решительно всем. Так и вышло; внутреннее пространство Стефана намного больше, чем в Петерскирхе.

Поскольку меня музыка интересовала гораздо больше самой службы, я села поближе к органу, расположенному в правом нефе.




По сравнению с гигантскими параметрами собора, орган кажется небольшим, но это иллюзия. Он достаточно звучен, богат регистрами и включает в себя всё, что нужно.
Совсем близко подойти оказалось невозможно, но диспозицию я засняла. Профи могут оценить.
С пульта органиста, разумеется, совершенно не видно, что происходит у алтаря, и для этого существует монитор. Очень удобно. Раньше, я помню, эту роль выполняло банальное зеркало.




Соборный органист Эрнст Валли — герой и труженик.
Чтобы исполнять все возложенные на него обязанности, нужно обладать не только безупречным профессионализмом, но и завидной физической формой. Ведь между мессами — никаких перерывов. А во время мессы приходится неоднократно перемещаться от большого органа к позитиву. Это уже не грани спорта.


Позитив — в то же правом нефе, но чуть ближе к алтарю. На нем играется бассо континуо.
Поскольку Мариацелльская месса — одна из ранних у Гайдна, континуо там выписано весьма подробно. Пахать приходится почти безостановочно.


Поглядев на фото органиста в профиль, я вдруг поймала себя на мысли, что он похож на... Габсбургов. Императора Иосифа, эрцгерцога Карла или кого-то ещё из этой династии. Нет?..


(Император Иосиф II, с портрета работы Фюгера в Музее Вены)

Поскольку органы расположены в правом нефе, то и капелла может располагаться только тут.
Наверное, мне нужно было сесть поближе к позитиву, но переменить место было уже неудобно, пришлось бы тревожить множество людей. Поэтому капеллу я снимала как-то наискось.



В соборе, естественно, холодно, поэтому музыканты — в куртках, пальто и пуховиках.


Из солистов лучше прочих были сопрано Мелани Хирш (на предыдущем фото у микрофона) и тенор Даниэль Йоханнсен.



Всё-таки я лишний раз убедилась: нигде не относятся к музыке так, как в Вене. Ведь фактически именно музыка Гайдна была главным событием в этом богослужении, и ровно никого это не смущало, — напротив, все были совершенно счастливы.

Напоследок — историческая картинка.
Рудольф фон Альт, Собор святого Стефана (1834). Из Музея города Вена.
Всё узнаваемо, но сейчас уже так не снимешь.

...   

Читать далее...

<< назад вперед >>
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Подарки

Войти